Как Путин Трампа потерял

Трамповская карта Путина оказалась битой, так же как до нее оказались битыми карты "Русского мира", Новороссии и карта защиты Отечества от исламских экстремистов на наших дальних рубежах

Трагикомическая битва администрации Дональда Трампа с истеблишментом, судебной системой и журналистами только разворачивается. Исход ее будет достаточно печален для американской политической системы – эта система не сможет найти точку равновесия. Cпасая себя, Трамп теперь вынужден бежать впереди антипутинского паровоза. Он уже обогнал обамовский паровоз требованием возвращения Крыма Украине, – пишет Андрей Пионтковский для Крым.реалии.

Ни перезагрузки, ни разрядки, ни сделки, ни раздела сфер влияния, ни смягчения санкций, ни антигитлеровской коалиции – никаких этих хотелок Кремля не будет. Трамп уже настолько скомпрометировал себя путинофильской болтовней (до 17 января) и путинозависимым ближним кругом ("путингейт" в Вашингтоне еще только начинается), что любой шаг в подобном направлении будет означать для него политическую смерть.

Сыграло свою роль и головокружение от успехов, царившее в Кремле. Путин еще раз подтвердил, что не случайно свою карьеру разведчика он закончил в звании подполковника. Асимметричная реакция на высылку российских дипломатов через полчаса после резкого заявления Сергея Лаврова заложила с потрохами ценнейшего агента Флинна. А глумливый десятиминутный стендап Путина о Трампе и о самых лучших в мире русских проститутках навсегда похоронил зарождавшуюся было крепкую мужскую дружбу двух брутальных альфа-самцов. После 17 января Трампа как отрезало, он перестал радостно восклицать: "Путин снова меня похвалил!"

Трамповская карта Путина оказалась битой, так же как до нее оказались битыми карты "Русского мира", Новороссии и карта защиты Отечества от исламских экстремистов на наших дальних рубежах.

С этим знанием, в котором столько печали, проснулись поутру 14 февраля в Кремле: три серьезных внешнеполитических поражения и две войны, с которыми непонятно, что дальше делать, на руках. Очень неприятная ситуация для любого авторитарного режима. Подрывающая позиции лидера и неизбежно порождающая в его окружении две конкурирующие партии: партию гибридной капитуляции и партию третьей войны. И обе партии недовольны первым лицом. За триумфалистскую речь 18 марта 2014 года Путину, "хорошему Гитлеру", придется так или иначе отвечать. Нельзя открывать могилы таких мертвецов: романтическая перезагрузка системообразующего мифа была хороша для Кремля, потому что автоматически подразумевала наличие внешних врагов и национал-предателей, а значит, легко и навсегда объясняла и наступающую обвальную деградацию экономики, и необходимость суровой зачистки несогласных. Собственно, никакой другой повестки дня, скрепляющей его власть, Путин уже давно не в состоянии сформулировать.

Но в этом же, как теперь очевидно, таилась серьезная опасность: такая концепция требует динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной "Русского мира". Статика, любой намек на отступление перед внешним врагом смертельны для нее, порождают даже среди самых горячих сторонников страшное подозрение: "Царь – не настоящий!"

Но логика 18 марта требовала большего, а соблазн захвата Белого дома был так велик! Теперь Путин вынужден будет считаться с потенциально более опасной для него группой недовольных. Таковой является партия войны, каждый вечер набухающая безумием на всех федеральных каналах. Этот развертывающийся на наших глазах феномен – первый в истории авторитарных режимов телевизионный государственный переворот. Не Кремль уже определяет повестку дня телевидения, а телевидение – повестку дня Кремля. Единственный способ для Путина удержать на некоторое время власть – самому возглавить этот медийный переворот.

Андрей Пионтковский

Российский политолог и публицист

Метки: Путин-Трамп
Loading...
Loading...