Как борьба двух политиков закончилась смертью

История, о которой напомнил мне конфликт Парасюка и Вилкула

Не хотелось бы накликать беду. Ни Владимиру Парасюку, ни даже Александру Вилкулу. Хотя ко второму больше всего вопросов, и самый главный – что он забыл в Украине еще? Неужели хоть как-то, но все-таки получить по щам?

И вспомнилась по этому поводу одна история, которую сейчас стоит знать хотя бы при посещении парижского кладбища Пер-Лашез. К одной из его могил до нынешнего дня совершаются паломничества.

Случилось так, что во Франции в конце 1869 года до неприличия обострилось противостояние между Андре Рошфором и Пьером-Наполеоном Бонапартом. Первый был издателем газеты Марсельеза, второй – принцем и племянником тогдашнего императора Наполеона ІІІ.

Рошфор, в современном понимании, вообще не был политиком. Но в те времена таковыми считались и журналисты. Особенно публицисты, писавшие о делах государственных. А Рошфор как раз тем и отличался. Причем критиковал действующую власть на чем свет стоит в сатирическом тоне, переходя на личности. Из-за этого ему не раз доводилось бегать по заграницам.

Пьер-Наполеон в семье Бонапартов считался выродком. Его рано стало тяготить бремя фамилии. Подростком он убегал из дому. Повзрослев, увлекся социалистическими идеями. Не вернул его в лоно семьи и титул принца – за два года до скандала с Рошфором он женился в Брюсселе на дочери простого рабочего. В Париже принц жил как простой гражданин в квартире, а не во дворце. Короче говоря, к политике Пьер Бонапарт имел весьма отдаленное отношение.

Но тут журналисты Рошфора стали почем зря склонять принца Пьера на страницах Марсельезы. Скорее всего, потому, что писать остро об императоре было чревато, а вот о его бедном родственнике – сам бог послал.

В первые дни нового 1870 года терпение принца лопнуло, и он послал Рошфору письмо. Именно ему, так как все журналисты Марсельезы писали под псевдонимами, и кто реальный автор острот, было неясно. В письме было сказано: «Теперь и моя очередь. Хочу спросить, защитит ли ваши чернильницы ваша грудь?» Этим принц давал понять, что готов к настоящему поединку. Дальше указал свой адрес и на всякий случай напомнил, что живет как обычный гражданин, несмотря на то, что его фамилия Бонапарт.

Вызов решил принять Паскаль Груссе, так как это он больше всех писал о принце. Его почти никто не знал, поскольку он тоже скрывался под псевдонимом. Не слышал о нем и принц.

Как и положено, Груссе послал вызов через секундантов. Но случись же так, что он избрал на эту роль 21-летнего, но очень темпераментного коллегу Виктора Нуара и Ульрика де Фонвиля. Они с пистолетами ворвались вечером в квартиру Бонапарта и, вопреки дуэльным правилам, стали агрессивно требовать принца, хотя договариваться о поединке должны были тоже с секундантами. Принц послал их вон, и сказал: «Я не буду стреляться с лакеями Рошфора». Вызывал ведь его самого. Разгоряченный Нуар подбежал к Бонапарту и ударил его по лицу. Тот, не раздумывая, вынул пистолет и застрелил обидчика.

Дуэль так и не состоялась. Но гибель молодого журналиста дала повод Рощфору сразу отреагировать: «Я был столь малодушен, думая, что Бонапарт может быть кем угодно, только не убийцей. Французский народ, ты будешь это терпеть?» А народ, не зная подробностей, убийцей воспринял Наполеона ІІІ. В том же году во Франции вспыхнула очередная революция, как всегда кровавая и беспощадная.

А Виктора Нуара похоронили на кладбище Пер-Лашез. Жюль Далу создал ему прекрасное надгробие. И парижане – наверное это свойственно только им, заметили, что скульптор как-то особо подчеркнул мужское достоинство распластанного на мраморной плите молодого журналиста. Вскоре пошла молва, что прикосновение к нему лечит бесплодие и импотенцию, да и вообще помогает в любви. Нуара настигла слава, которую, останься журналист тогда жив, он вряд ли заслужил бы.

Олег Шама

Редактор отдела История, НВ

Метки: конфликт Парасюка и Вилкула
Loading...
Loading...