Как авторитарные режимы реагируют на санкции

Экономические санкции все чаще становятся инструментом в мировой политике. По одной из оценок, с 1945 по 2000 г. санкции применялись 160 раз; более половины из этих случаев пришлось на период с 1980 по 2000 г. Санкции накладывались с разными требованиями: прекращение военных действий, уважение прав человека, изменение внутренней политики. Суммарный экономический эффект всех санкций на протяжении 1980-2000 гг. не превышал нескольких десятых долей процента от общего объема мировой торговли. В большинстве случаев санкции были направлены против стран с недемократическими или полудемократическими режимами.

Работают ли санкции — т. е. эффективны ли они в достижении своих заявленных целей? С одной стороны, статистика говорит не в пользу стран, вводящих санкции. Гэри Хафбоер — один из самых известных исследователей в этой области — приводит такие данные: санкции добиваются своей цели всего в 35% случаев. Согласно Хафбоеру, больший успех имеют ограниченные санкции и санкции, направленные против торговых партнеров. Несвободные страны хуже восприимчивы к санкциям — в особенности если ставится задача повлиять на агрессивную внешнюю политику, проводимую такой страной. Наконец, для предотвращения чьей-то внешней агрессии санкции лучше вводить сразу, а не постепенно.

Тем не менее санкции могут привести к смене политического режима или его первого лица. Николай Маринов из Йельского университета проанализировал, насколько существование экономических санкций, направленных против страны, влияет на вероятность того, что в данном году национальный лидер потеряет власть. Используя данные по 137 странам, он пришел к выводу, что санкции увеличивают этот риск в 1,28 раза — т. е. если до санкций вероятность потерять власть в данном году была 10%, то после санкций она будет 12,8%. Величина этого эффекта, конечно же, разнится от страны к стране, но все равно она должна быть достаточно велика для того, чтобы либо сместить несговорчивого национального лидера, либо заставить его пойти на компромисс, либо (тем более) заставить его не нарушать международные договоренности и не провоцировать санкции в своем отношении. Наличие таких компромиссов, предполагающих уступки и со стороны стран, накладывающих санкции, во многом может объяснить плохую статистику успеха экономических санкций. Конечно же, существуют жесткие политические режимы — такие, как Куба, Северная Корея или Иран, — которые десятилетиями сохраняют устойчивость, несмотря на значительные экономические санкции. Однако анализ показывает, что это скорее исключение, чем правило.

Как авторитарные режимы реагируют на санкции? Несвободные страны не одинаковы. В некоторых из них действуют однопартийные режимы — как в Мексике на протяжении большей части прошлого века или в большинстве восточноевропейских стран в советское время. В таких странах существуют механизмы, ограничивающие власть первого лица (и обеспечивающие его сменяемость). Есть военные диктатуры, в которых у власти находятся военные (пришедшие в результате переворота), а государственная организация во многом напоминает армейскую. И, наконец, есть страны, в которых национальный лидер обладает неограниченной личной властью. Абель Эскриба-Фольх из Университета Барселоны показал, что реакция недемократических режимов на санкции зависит от их типов. Однопартийные режимы при введении санкций увеличивают государственные расходы, направленные на поддержку основных групп населения, на которые эти режимы опираются. Военные режимы увеличивают военные расходы — как на вооружение, так и на зарплаты для солдат офицеров. В единоличных режимах диктатор опирается на сравнительно небольшую коалицию сторонников — силовой блок, судебную систему, руководство СМИ; в таких странах при введении санкций наблюдается как значительное снижение всех видов государственных расходов, так и усиление репрессий против несогласных.

Какой будет дальнейшая реакция России на эти и будущие санкции и к чему они приведут? Попытка построить в России однопартийный авторитарный режим была в свое время предпринята, но не увенчалась успехом. События последних месяцев показывают, что Владимир Путин, по всей видимости, принимает наиболее важные решения единолично, а внутренние механизмы его замены отсутствуют. Статистически все это говорит о том, что экономические санкции против России в отношении ее украинской политики скорее всего работать не будут, но приведут к усилению репрессий. Успех персональных санкций, направленных против представителей путинского окружения, тоже не очевиден. Санкции могут снижать личное благосостояние отдельных людей, но если это не повлияет на их положение во внутренней табели о рангах, то вряд ли создаст достаточную почву для внутриэлитного переворота. Тем не менее жесткие санкции могут предостеречь Путина от будущих односторонних внешнеполитических шагов. Смена режима или уход Путина в результате санкций также не исключены, однако если страны Запада всерьез захотят сместить Путина, то это будет для них очень дорогим удовольствием. Так что свои главные внутриполитические проблемы — проблемы смены режима и недопущения концентрации власти в одних руках в будущем — россиянам надо решать самостоятельно.

Алексей Захаров, доцент Высшей школы экономики

Vedomosti.ru

Метки: авторитарный режим, Россия, санкции
Loading...
Loading...