Голландские страсти

Первое поражение в профессии, как и первая победа, остаются с тобой навсегда. Худший момент в моей дипломатической карьере — референдум в Нидерландах

"Ситуация раскалена до предела, правительство загнано в угол, и я плохо представляю, как они смогут преломить ситуацию в свою пользу. Мне жаль, что все зашло так далеко. Вы этого не заслужили”, — мой собеседник делился свежими новостями о ситуации и настроении в правительстве Нидерландов. Мы стояли у знаменитого рыбного ларька в центре Гааги и жевали свежую голландскую селедку с булкой. До референдума о судьбе Соглашения об ассоциации Украины с ЕС оставалось две недели.

За несколько месяцев до этого в МИДа мне поручили координировать публичную кампанию Украины в Нидерландах. Я оказался в центре очередной интересной истории и, как потом выяснилось, на пороге своего первого поражения. В этой истории было все: сумасшедший драйв, драматичные повороты сюжета, максимальное напряжение сил, высочайшая солидарность всех желающих помочь (до этого похожий порыв я лично наблюдал только на Майдане в его самые тяжелые дни), беспрецедентные по масштабу кампания Украины за границей и кампания против Украины в Европе. И — провальный день голосования.

Из Украины многочисленным комментаторам ситуация виделась так, как будто судьба референдума — в наших руках. На самом деле она была в руках самих голландцев. Нашей же стране пришлось работать под чутким руководством голландских партнеров в соответствии с местными законами и традициями, не вмешиваясь во внутренний политический процесс. Мы действовали в крайне неблагоприятной для себя среде на фоне существенного преимущества критиков ЕС и соглашения. Выражаясь футбольным языком, нужно было прямо по ходу матча при счете 3:0 в пользу оппонентов войти в чужую игру и, играя строго в защите, помочь терпящей поражение команде не просто отыграть пропущенные мячи, а победить.

Вариант остаться в стороне от всей этой бури страстей — мол, это сугубо голландская история — не рассматривался. Во-первых, потому что это изначально пораженческая логика, и она не для нас. Во-вторых, потому что вне зависимости от исхода референдума было бы невозможно объяснить украинцам бездействие власти.

В публичном пространстве Нидерландов для популяризации себя Украина сделала максимум того, на что была тогда способна. Но и мы, и наши партнеры недооценили степень эмоционального раздражения голландцев и эффекта страшилок про Украину, которые раскручивали наши оппоненты и подхватывали СМИ.

Мы не ловили Москву за руку на улицах голландских городов, но ее присутствие ощущалось в тезисах тех самых оппонентов, в потоке фейков об Украине и в фигурах украинцев—жертв "киевской хунты", рассказывавших голландцам страшные истории. Тезисам мы оперативно противопоставляли свои аргументы, а фейки дезавуировали. Но за короткий отрезок времени невозможно компенсировать нанесенный ущерб. Через год в ведущей мировой газете появилось журналистское расследование, показавшее, что эти самые украинцы на самом деле русские и "киевская хунта" их никогда пальцем не касалась. Но это будет только через год.

А сразу после референдума нельзя было допускать главную ошибку — опускать руки. Украина этого не сделала. Нужно отдать должное и правительству Нидерландов. В сложнейших для себя условиях под неимоверным внутренним давлением оно проявило выдержку, не пошло на поводу у победителей основного времени матча и перевело игру в овертайм.

Вот здесь время публичной дипломатии и закончилось. Началось время вязкой дипломатической работы, которая практически не видна и часто малопонятна. В критические моменты, когда из Гааги приходили совсем грустные сигналы, важную роль играли разговоры Петра Порошенко с руководством Нидерландов и Евросоюза.

И такими вот тихими дипломатическими шагами мы подошли к саммиту Евросоюза в декабре, на котором был в мучениях найден приемлемый для всех компромисс. И точно так же мы дошли к ратификации соглашения Нижней палатой парламента Нидерландов. Дальше — ратификация в верхней палате, подпись короля и передача ратификационных грамот. Политическая воля успешно завершить этот процесс в Нидерландах явно есть, хотя и риски тоже имеются, поэтому давайте подождем еще немного и дадим тихой дипломатии поработать.

Первое поражение в профессии, как и первая победа, остаются с тобой навсегда. Со мной останется день референдума в Нидерландах — худший в моей дипломатической карьере. Но когда соглашение окончательно ратифицируют — это будет отличный день. Повод выпить за поражение, закончившееся победой, и закусить голландской селедкой.

Дмитрий Кулеба

Постоянный представитель Украины при Совете Европы

Метки: Нидерланды, референдум
Loading...
Loading...