Главная задача Путина в Гамбурге

Одна из важнейших функций международной дипломатии – представительская. Пиар, самолюбие, демонстрация себя любимого – это обожают и Путин, и Трамп

Какие могут быть ожидания от участия Путина в саммите Большой двадцатки? Да никаких. И вот почему.

У международной дипломатии есть несколько функций. Например, функция предотвращения войны. Иногда она превращается в разжигание войны, так тоже бывает. Одним словом, попытки решения вопросов войны и мира, установления границ, решения жизненно важных международных вопросов.

Ничего подобного в данном случае быть не может. Что касается Украины, то существует минский процесс. И никакими разговорами с Трампом за пять минут этот процесс не сдвинешь. Тем более, позиции и Путин, и Трамп обозначили – они не сходятся. И не сойдутся в течение этого короткого саммита.

То же относится к встрече с Макроном и Меркель. Сдвижек в военно-политической области не стоит ожидать, поскольку позиции сторон обозначены вполне ясно. И сближению на данный момент они не подлежат.

Есть также экономическая функция – с помощью политических контактов пропихивать экономические важные решения. Только что в России был председатель Китая, который именно это и осуществлял. Хоть он и приехал с важным государственным визитом, никаких политических соглашений или деклараций не было. Но китайцы достаточно планомерно, хоть и не в очень крупном масштабе, делают то, что им нужно: обеспечивают себе сырьевую базу, получают доступ туда, куда их раньше не пускали (покупка российских предприятий) и т.д. Государство с помощью политического лоббирования решает свои экономические проблемы.

В данном случае эта функция тоже не работает, потому что общих экономических отношений у России с Америкой нет. Трамп ведет грубую и опасную политику расконсервации нефтяных скважин, продает сжиженный газ в Польшу. Все эти действия прямо бьют по России. Но делается это не против России, на которую Трампу плевать, так же, как ему плевать на страны Ближнего Востока. Это делается ради подъема нефтяной отрасли в Америке. И тут договариваться не о чем – предмета для разговора просто нет.

Ну а экономические отношения России с Францией и Германией – это тоже довольно стабильная история. С Германией – традиционно большие торговые отношения, с Францией – не очень большие. Но в течение получасового разговора ничего с этим не сделаешь.

По вопросам безопасности и экономики Путину не о чем говорить на саммите. Нет предмета для договоренности.

Остается третья важнейшая функция международной дипломатии, которая должна быть успешно реализована. Речь идет о представительской функции. Пиар, самолюбие, демонстрация себя любимого – то, что обожают и Трамп, и Путин.

Думаю, что для человека по имени Дональд Трамп и для человека по имени Владимир Путин вот эта эгофункция является важнейшей. Все остальное – лишь поводы для самолюбования. Вполне возможно, что они по-человечески друг друга найдут и друг другу понравятся, что, впрочем, не означает, что они сблизятся политически.

Напрасно эту функцию считают презренной и низкой. Для большинства людей политика давно превратилась в шоу, за которым все наблюдают с огромным вниманием. Шоуменскую функцию политики Путин и Трамп успешно реализуют, а военные и экономические вопросы, думаю, даже не затронут.

Такие пиар-контакты замечательны тем, что в них часто нет выигравшей и проигравшей стороны. Это тот случай, когда каждая сторона представляет переговоры как свою победу. А опровергнуть это невозможно, потому что тут не существует никаких объективных критериев, кто кого переиграл.

Леонид Радзиховский

Российский журналист, публицист

Метки: саммит
Loading...
Loading...