Газовая реформа зашла в тупик

По мнению экспертов, сейчас идет реальная война за контроль над Нафтогазом

Не секрет, что Atlantic Council был оптимистически настроен в отношении реформ в Украине. В частности, мы нередко приводим в пример газовую реформу как ту, что в значительной мере обуздала бы коррупцию в Украине. Однако после часового разговора с председателем правления «Нафтогаза» Андреем Коболевым у меня сложилось другое представление.

С тех пор, как в 2014-м Коболев возглавил Нафтогаз, компания впервые за пять лет получила прибыль. Нафтогаз стал самым крупным пользователем системы электронных закупок ProZorro. Также компания в начале этого года столкнулась с иском российского Газпрома в Стокгольмском арбитраже. Другими словами, Коболев получил невероятный опыт управления.

«Без дальнейших изменений двигаться вперед нельзя, – заявил глава Нафтогаза во время нашего с ним интервью в Вашингтоне. – Проблема заключается в том, что мы должны завершить начатый процесс». Это означает завершить либерализацию цен на газ, улучшить систему корпоративного управления, а также раздробить функции гигантской государственной нефтегазовой компании.

12 октября премьер Украины Владимир Гройсман отказался от повышения цены на газ. Хотя ранее правительство согласилось повысить ставки в соответствии с начатой в Украине программой МВФ, в рамках которой Украина должна была получить $17,5 млрд. Согласно сотрудничеству с фондом цена на газ для потребителей в течение этого сезона должны была увеличиться на 18%, тогда как правительство остановилось на 5%.

Конечно, либерализация цен вначале будет болезненной для потребителей, но Коболев утверждает, что рыночные цены – это единственный способ покончить с газовой монополией Дмитрия Фирташа. Нынешние условия на газовом рынке вынуждают Нафтогаз поставлять газ домохозяйствам через частных посредников, большинство которых контролируются Фирташем. По словам Коболева, если правительство введет рыночные цены, Нафтогазу не нужно будет постоянно корректировать цену.

Коболев признает, что этот вопрос сильно политизирован, «его можно использовать в интересах правительства». Также глава компании считает, что рынок газа сейчас вполне можно либерализировать, создав систему субсидий. Те потребители, которые сократят потребление газа, могли бы получать компенсацию за свою экономию. Коболев предлагает предоставить украинцам кредитную карту, на которой были бы средства для покрытия расходов на газ; в конце отопительного сезона те потребители, которые сократили потребление, могли забрать себе оставшиеся денежные средства. Именно снижение потребления имеет важное значение, поскольку украинцы расходуют в три раза больше газа, чем, например, жители Польши.

Виктория Войцицкая, депутат парламента и секретарь Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, согласна с тем, что газовая реформа сегодня не работает в отношении потребителей. Люди платят высокую цену, и они должны иметь выбор поставщиков газа. Вместо этого все потребители по-прежнему являются заложниками монополии Фирташа, контролирующего 75% рынка газа. «Для потребителей нет никакой выгоды», – говорит Войцицкая. В этом году депутат направила в суд сотни жалоб от обычных граждан – им были выставлены претензии за газ, который они на самом деле не использовали.

Коболев также рассказал, что Нафтогаз имеет доказательства того, что региональные посредники воруют газ. Этим летом компания проверила одного региональных поставщиков газа в Кропивницком. В списке клиентов компании были выявлены несуществующие потребители, то есть посредники попросту незаконно присваивали газ. Дело было передано в Генеральную прокуратуру. Коболев считает, что подобные схемы практикует и другие поставщики газа на местах.

Еще один вопрос, который требует неотложного решения, это Набсовет Нафтогаза. В сентябре три независимых члена Совета подали в отставку, сославшись на политическое давление, они также пожаловались на недостаточные полномочия для принятия решений.

Набсовет утверждает контракты, кредитные соглашения и закупки. Однако реформа корпоративного управления, согласованная с международными донорами еще в 2015 году, предполагает, что Совет также должен самостоятельно утверждать стратегические и финансовые планы компании. Но этого до сих пор не происходит.

Коболев – не первый человек, предупреждающий, что газовая реформа в Украине застопорилась. МВФ, Европейскому банку реконструкции и развития, а также независимым аналитикам не нравится то, что они видят. Некоторые говорят, что сейчас идет реальная война за контроль над Нафтогазом между правительством и командой Коболева.

В течение нашего разговора Коболев четко и быстро говорит о тех шагах, которые должно сделать правительство, но при этом он не хочет искать виновных и указывать пальцем. Он тщательно подбирает слова.

Когда мы прощаемся, я спрашиваю его, когда он собирается выдвигать свою кандидатуру. «Куда?» – уточняет Коболев. «В правительство», – отвечаю я. Он смеется и говорит, что хочет управлять Нафтогазом.

Мелинда Хэринг

Редактор рубрики UkraineAlert на Atlantic Council

Метки: Prozorro, контроль, МВФ, Нафтогаз, реформа
Loading...
Loading...