Франция: эрозия свободы, братства и равенства или Левиафан разбушевался

Закат Европы ускоряется. На наших глазах. Одни злодарно потирают руки, приговаривая «Дошла до ручки, Гейропа!» Другие хватаются за голову: «Крушение Права. Законы джунглей и понятия толпы бьют мордой об асфальт законность и собственность». Третьи, как в мыльной опере, запасаются попкорном и бурчат: «Ещё! Ещё!»

Франция пылает. Всё началось 17 ноября - и конца и края не видно. Жёлтые жилеты начинают революцию. У них нет лидера. Их объединяет facebook и twitter. Их поддерживают 75% французов. Хаос на улицах Парижа. Громят магазины. Строятся баррикады. Резко активиpировались борцы против капитализма, хотя Франция – самая социалистическая страна Европы.

Повышение налогов на топливо стало катализатором социального недовольства и ярости. Вот несколько мнений протестующих:

70-летняя пенсионерка: «Я впервые принимаю участие в протестах. Моя пенсия - 1248 евро ($1420). Мои четверо детей должны мне помогать»

53-летний владелец малой строительной компании: «Налоги и социальные платежи во Франции – самые высокие в Европе. Я не могу повысить своим сотрудникам зарплату. Наши лидеры полностью оторвались от реальности».

Активист движения «Жёлтых жилетов»: «Отвратительно, когда у нас 10 лет не повышалась зарплата, а президент для своего дворца заказывает сервис за 500 тысяч евро»

Садовник из Марселя с зарплатой 1300 евро: «Нам нужна народная повестка дня и референдумы граждан. С интернетом нам парламент не нужен. Мы можем голосовать по всем вопросам через интернет».

Президент Э. Макрон сам поджёг фитиль – хотел повысить налоги на топливо почти на 20%. В ситуации, когда Франция давно стала социалистической страной, в жёстких объятиях Левиафана. Из-за своей непоследовательной политики популярность Макрона за два года опустилась с почти 60% до ~20%.

Во время предвыборной кампании Макрон звучат чуть ли не как Маргарет Тэтчер. Победив, он решил действовать, как обыкновенный политик, забыв, что почти половина французов голосовала на экстремистов, как их называют партии власти (националистка Марин Ле Пен, ленинец-большевик Жан Люк Меланшон).

Сторонники бюджетной халявы и власти распорядителям чужого были категорически против отмены налога на богатство. Он был дырявым, не работал, давно надо было его отменить, но французский коллективный Совок счёл это за плевок в свою душу. В погоне за мифом рукотворного глобального потепления Макрон повысил налоги на дизельное топливо, получив одобрение зелёных Европы. Мол, правильной дорогой идёте, товарищ Макрон. 40-летний президент попал в ловушку популизма и противодействия глубоко социализированных интеллектуальных элит страны.

Франция, несомненно, развитая страна. Свободная, демократическая, с высоком уровнем среднего дохода. В 2017г. ВВП на душу населения чуть не дотянул до $40 тысяч. По этому показателю Франция вылетела из Топ-20 мира, уступив Израилю. В страновом рейтинге Франция занимает седьмое место ($2,58 трлн.). Но нет такого богатства, которое бы не могли разрушить пассионарные любители халявы – интервенционисты разных цветов и мастей.

Эрозия французской экономики набирает обороты. VIP-распорядители чужого плевать хотели на финансовую, бюджетную дисциплину. Они концентрируют в своих руках всё больше экономической власти. В период 2009 – 2017гг. среднегодовой дефицит бюджета Франции составил 4,3% ВВП! Плевать хотели французские политики на Маастрихтские критерии, а Европейская комиссия и все члены ЕС бессильно разводят руками, не в состоянии наказать Францию за разрушение доверия к евро, к Закону.

Большое государство довело Францию до кризиса, но распорядители чужого не спешат его сокращать. В 2009г. госрасходы Франции составляли 57,2% ВВП, в 2017г. – 56,4% ВВП. В Германии – на 12,4 процентных пунктов меньше. По объёму госрасходов французы оставили далеко позади все скандинавские страны не говоря уже о США, Канаде или Китае.

Франция уверенно погружается в долговую ловушку. В 2009г. совокупный госдолг Франции был 83% ВВП в 2017г. – уже 96,8% ВВП. За это время Германия сократила свой госдолг с 72,6% ВВП до 63,9% ВВП.

Французские VIP-распорядители чужого и их идеологи из Сорбонны и других рассадников марксизма и всеобщего государственного интервенционизма разрушают основу страны, её легендарное Liberté, Égalité, Fraternité. По индексу экономической свободы -2018 Франция оказалась на 57-м месте. В 1995 году Франция была на 20-м месте. По скорости разрушения экономической свободы с Францией может конкурировать разве что Италия. В 1995г. она была на 31-м месте, в 2018г. – 54-ое. Когда одни тянут непосильное налоговое и регуляторное бремя, а другие эти налоги проедают, не думая о том, чтобы самостоятельно заработать, какое тут может быть братство?

Во Франции происходит эрозия институтов для развития предпринимательства. Вот оценки французского бизнеса разных параметров конкурентоспособности в рамках опроса Всемирного экономического форума Global Competitiveness reform 2018

По шкале от «1» до «7» (лучший результат) «бремя госрегулирования» - 2,9 баллов, по «критическое мышление в системе образования» - 3,7 баллов, «искажающий эффект налогов и субсидий на конкуренцию» - 4,5 баллов, «степень ориентации на рынок» - 4,4 балла, «наём и увольнение работников» - 2,7 баллов, «зарплата и производительность труда» - 3,9 баллов, «финансирование СМИ – 3,9 баллов, «отношение к предпринимательскому риску» - 3,8 баллов.

Весной 2018г., согласно опросу Евробарометра, 63% французов считали ситуацию в экономике плохой, 32% - хорошей (для сравнения в Германии – 8% оценили экономики плохо, 90% - хорошо). Согласно опросу Pew Research, только 15% французов (лето 2018) считают, что их дети будут финансово лучше жить (в Германии таких 37%, Польше – 59%). 56% французов заявили, что их финансовое положение сегодня хуже, чем было 20 лет назад (в Италии таких 72%, Испании – 62%, Германии – 46%). Согласно 2018 Edelman Trust Barometer (начало 2018) только 33% французов доверяли правительству. При этом многочисленные опросы показывают, что французы хотят больше госрасходов на образование, здравоохранение и увеличение роли государства при создании рабочих мест. А вот задавать себе вопрос, за чей счёт, большинство французов не научились. И в этом историческая ответственность школ, университетов, СМИ и интеллектуальных, политических элит в целом.

Кризис Франции вкупе с углублением кризиса Италии и Brexit-ом имеет огромный разрушительный потенциал для Евросоюза. Бремя ошибок довлеет. Популизм распоясался. Финансовая и бюджетная дисциплина вышли из моды. Доверие крушится. Марксизм с его грубыми ошибками в оценке экономике и общества рулит. VIP-распорядители чужого зажрались. Большое государство срослось с коммерческими структурами «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться». Они с ухмылкой и презрением смотрят на малый бизнес, который не может использовать схемы оптимизации налоговой нагрузки, не может «купить» себе лоббистов. Революционная ситуация на лицо. Чиркнуть спичкой могут где угодно, как угодно.

Для нас это шанс. Богатство, мозги и технологии будет убегать туда, где стабильно безопасно и комфортно. Для жизни, денег и собственности. Почему бы не организовать в Беларуси Французско-белорусский парк современного бизнеса? Китайским коммунистам дали возможность тратить государственные кредиты. Гораздо перспективнее убедить частный французский бизнес инвестировать свои деньги в нашу экономику. И итальянский, и кипрский, и испанский. Вот так, если хорошо сработает, с нас сформируется мощной лобби интеграции экономики страны в зону свободной торговли единой Европы.

Ярослав Романчук

 

Метки: Франция