Этот закон принесет войну, а не мир

Новый закон о реинтеграции Донбасса – это определенный набор норм, которые не отвечают на большинство существующих вопросов

Кому-то в голову пришла совершенно ошибочная, неконструктивная, вредная идея. Я не понимаю, чем можно объяснить ссылки на договоренности в проекте закона, который в той или иной редакции может стать законом. Это по сути легитимизация, введение в правовое поле договоренностей. Таким образом они приобретают статус нормативного акта уровня закона. Это очень опасная вещь. И я сейчас говорю только о формальных признаках.

Если посмотреть на сами договоренности, можно увидеть: есть вещи, которые уже выполнены, которые желательно выполнить и которые выполнять опасно. Срок их выполнения по каждой из частей частично истек, частично наполовину, а частично – на перспективу. А что теперь мы делаем? Те проблемы, на которые уже дали ответы вчера, снова выносим на повестку дня. Например, внесение изменений в Конституцию. Но уже во всем мире поняли, что это вещи недопустимы, не может группа людей или регион диктовать волю всему суверену. Есть много вещей, которые таким образом легитимируются.

Я категорически против того, чтобы в законопроект втягивались ссылки на договоренности. Но я не могу поверить в то, что те, кто их вносит – враги. Скорее всего, ведется какая-то тактическая игра. Активность, способ внесения, написанный текст, разговоры... Это не закон о реинтеграции, это определенный набор норм, которые не отвечают на большинство существующих вопросов. И зачем называть реинтеграцией документ, в котором нет ответа на вопрос о сути реинтеграции? Этот законопроект можно назвать "о временном статусе оккупированных территорий", но это не закон о реинтеграции, об этом даже нельзя говорить. А это значит, что мы идем по пути войны. Этот закон принесет войну, а не мир.

Правильный закон о реинтеграции должен, во-первых, перенести ситуацию в правовое поле. Мы находимся сейчас за его пределами. Во-вторых – зафиксировать нынешний статус, а в нем решить вопрос прав людей, находящихся по обе стороны линии разграничения. Поэтому на сегодня и те, и те ущемлены в правах: одни сейчас, а вторые – и сейчас, и в будущем. Потому что у одних нет статуса граждан, находящихся на территории, где ведутся боевые действия, а вторые не имеют статуса участников боевых действий, потому что в действительности они сегодня все формально ходят под криминалом.

Следующее: закон должен показать хронологические рамки развития ситуации, экономические, социальные, гуманитарные и финансовые вопросы применения переходного права, амнистии и т. п. Все эти разделы должны касаться ситуации на Донбассе и в Автономной Республике Крым. Принципы должны быть одни и те же. И они должны отвечать на вопросы, как мы будем двигаться сегодня-завтра-через 15-25 лет? А также каким образом это делать – это один из важнейших вопросов.

Такой закон должен разрабатываться и приниматься таким образом, чтобы территориальные общины, которые находятся на оккупированных территориях, путем непосредственной прямой демократии выделили граждан, которые вместе с теми, кто работает в Киеве, сели и разработали этот документ. Потому что субъектами в этом законе являются территориальные общины. Таких субъектов как ОРДЛО там нет, тем более "ДНР" и "ЛНР". Это еще один недостаток этого документа – применение в кавычках в законе двух понятий.

Люди, которые писали этот законопроект – забыли о том, что есть Конституция, и говорят о другом – праве, государстве, но людей там нет, как собственно и реинтеграции. Реинтеграция – это не возвращение и не вхождение, это движение навстречу друг другу законным, конституционным способом. Кроме того, все эти шаги должны быть расписаны во времени. Только тогда документ будет допусто называть «законом о реинтеграции".

Роман Бессмертный

Лидер партии «Третья украинская республика», экс-посол Украины в Беларуси

Метки: реинтеграция Донбасса
Loading...
Loading...