Если забыть о Донбассе

торбаАвтор: Валентин Торба, День

В последние годы Луганск психологически чувствовал себя, как село на окраине. Привлечь внимание к себе у него не было никакой возможности. Вымышленная за советские времена пролетарская слава в период независимости разбилась о реальность необходимости выжить. Созданные и культивированные советские мифы тяжелым бременем прижали жителей Донбасса к реалиям. И вдруг Путин, Россия, война, боевики, ДНР, ЛНР. Мы можем! Мы такие! Это ужас, это бессмыслица, это затмение. Но это единственная возможность реализовать ту же потребность быть услышанным. Не потому, что Донбассу есть что сказать, а потому, что хочется, чтобы на него обратили внимание. Так прыщавая девушка красит себе губы ярко-красной помадой, так парень бравирует мышцами и потом попадает за решетку, так торговец зовет на базаре к своему просроченному товару, так одинокая птичка поет утром, чтобы найти себе пару. Это потребность подсознательная. Поэтому апеллировать к разуму здесь не всегда целесообразно.

Именно поэтому здесь пророссийская пропаганда оказалась эффективнее украинской, потому что призывала к определенным глубинным чувствам, которые были присущи именно этой земле, этим людям. Эпические 90-е годы дали возможность некоторым прослойкам населения реализовать себя в ауре опасности (ассоциативно — в ауре силы), безумных прибылей, авторитета возможностей, доминирования среди растерянных людей. Сегодня, через полтора десятка лет, повторение бурных девяностых еще год назад казалось невозможным. Мечты и фантазии нового поколения все больше ориентировались на спокойное обогащение путем получения должностей, продвижения по карьерной лестнице, насыщения взятками и удовлетворения формальной властью.

Формальность власти — это тот бумажный корабль, который разбился об определенные искусственно созданные в этом году условия. 90-е годы на Донбассе и вообще постсоветской среде были ускоренным ходом событий, которые столетиями происходили на «диком Западе», и, соответственно, социальные процессы сжато, с лаборантской точностью, показали формирование новых легализованных классов, получивших название «новый русский», «мажор» и тому подобное. Некая историческая ретроспектива в усиленной скорости с выплеском наружу определенных социальных незрелых (!) продуктов. То есть спустя некоторое время должны были появиться новые революционные условия, которые бы переформатировали социальную конъюнктуру и избавились бы от лишнего, неорганического.

Сейчас в Луганске можно наблюдать именно такие процессы, когда властные полномочия, деньги, атрибутика бывшего успеха превратились в пепел. Следует признать, именно этого ожидало большинство населения, которое еще 20 лет назад оказалось заложником исторического перелома. То, что сейчас произошло на Востоке Украины с мгновенным насыщением региона оружием, оказавшегося в руках склонных к разбою слоев населения, апелляцией к внушенным идеологическим императивам (то, чего не было в 90-е годы) и ввозом в регион профессиональных диверсантов характерной внешности и убеждений, все это превратило, в частности, Луганщину в ужасный ускоренный социальный эксперимент. Луганщина теперь стала неким «Франкенштейном», собранным из разных частей населения (местного и ввезенного), активного и пассивного, пророссийского, просоветского и при этом патриотического в самом извращенном понимании этого слова. Потому что нельзя назвать здоровым патриотизмом оправдание той вакханалии, которая происходит сейчас на территории нашего края. Нельзя нормально относиться к «шмону» средь бела дня, щелканью затворов перед лицом и рыжих бород «кадыровцев» у православных храмов, которые проверяют твой телефон и угрожают пленом.

А в плен попасть в Луганске очень легко. Достаточно, чтобы тебя «слили» те, кто уже в плену, или менты, которые имеют доступ к определенным базам данных. Следовательно, оставить Луганщину в состоянии тотального страха, который немного обманчиво нивелируется летним солнцем и зеленой травой, это значит продолжить бесчеловечный эксперимент над народом. Народом, который в большинстве своем виноват в своей апатичности, в своих пророссийских настроениях, но который все равно остается украинским. Обманутым, зомбированным, внушаемым, но украинским народом. Оставить его без ощутимых, решительных и даже собственных шагов Киева, это еще и вконец потерять какое-либо уважение к столице. Ведь нигде так не уважают силу, как на востоке. Нигде так не подчиняются «авторитетам», как на Донбассе.

Донбасс хочет слышать конкретный разговор. Даже если он пугается, даже если кто-то бежит подальше от его терриконов, побаиваясь все чаще раздающихся взрывов и ужасных картинок боев. Если он останется один на один, то он покорится более сильному. Не более умному, более мудрому и более хорошему, а именно более сильному. Тогда уже нечего ждать, что Донбасс повернется к Киеву лицом. Тот, кого он еще недавно называл «фашистом», завтра для него станет слабаком. А раз слабый, то неинтересный, ненадежный и вообще «не по пути». Без «авторитета» же Донбасс захлебнется в бандитской войне и беспределе.

Поэтому рано или поздно здесь появится кто-то, кто подчинит эту «тему» себе, но не сразу. Хорошо, если этот кое-кто будет заранее взлелеянный Киевом. Ужасно, если его вживит в тело Востока Украины Кремль. Ведь Киев заинтересован в мире на территории Донбасса, Москва же будет делать все, чтобы досадить украинской столице. Многие луганчане забыли, что «Васи-коцаные» уже не те. Это не пацанчики из 90-х, это не более сильные, более авторитетные. Это голытьба, которая будет компенсировать собственное ничтожество автоматом. Они наслаждаются возможностью ударить вас прикладом. Для них это слаще денег. В качестве руководителей на Донбассе прижились те, кто владел им, держа его железной рукой. Донбасс стонал, проклинал, но все равно мирился со своим положением, повиновался более сильному, но ясному, четкому, однозначному авторитету. Если здесь не будет власти Киева, то в ближайшее время здесь будет власть чеченцев, местных бандитов, регионалов, пытающихся еще как-то удержать здесь власть, Путина, Бабая, Абвера, Васи-коцаного, Гриши-щербатого... Они будут убивать друг друга и издеваться над мирным населением. А затем опять победит более сильный. Только это уже будет не Киев в каштанах с живописными склонами Днепра. Это будет очередной дед Хасан или дядя Али. Это то, что и нужно Путину, который сейчас использует Донбасс в качестве резервуара для слива собственного мусора. Это то, что будет гнойником, который распространит по всей Украине убийственный сепсис.

Метки: АТО, война, Донбасс, Луганск
Loading...
Loading...