Если оппозиция придет к власти

хавичАвтор: Олег Хавич, Реплика

Я не являюсь сторонником единой Украины. Культурно-ментальные различия между тремя макрорегионами являются непримиримыми, и их невозможно согласовать в составе единого украинского государства. Это моя четкая позиция, возможно, предвзятая, со своими недостатками, но я ее придерживаюсь с 1994 года, а не с момента политического кризиса.

Поиски сходства, попытки и дальше держать все макрорегионы в составе такого гиперцентрализованного государства как нынешняя Украина только загоняют вглубь время от времени выскакивающие конфликты.

Что касается менталитета Западной Украины – риторический вопрос, потому что это очень неоднородный регион. Возьмем во внимание семь областей Западной Украины (разные комментаторы называют от 5 до 9 областей), которые классически выделяют: Закарпатская область, Черновицкая область (более известная как Буковина, хотя это неправильно), Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская (Галичина) и две Волынские: Луцк и Ровно. Как правило, именно этот регион считается Западным. Некоторые не относят Волынь, другие добавляют Подолье, кто-то еще добавляет Хмельницкий и Винницу.

Вышеперечисленные семь областей до 1939-1940-х годов не входили в Советский Союз. Естественно, между ними есть внутренние различия: исторические, культурно-исторические, языковые... Но по сравнению с тем, как эти области вообще отличаются от остальной Украины, особенно от Юго-Востока, то этот регион вполне корректно можно считать единым макрорегионом.

Другой вопрос, что начиная с провозглашения независимости, во всех регионах (в том числе в Западной Украине) разрушены, нарушены любые горизонтальные связи между областями. То есть, была целенаправленная политика, которая началась дэ-факто с 1992 года, когда Леонид Кравчук начал ликвидацию местного самоуправления, путем учреждения абсолютно неконституционных, незаконных органов, в виде так называемых представителей президента. Окончательно его ликвидировал в 1994-1996 годах Леонид Кучма – вначале через Конституционный договор, затем через Конституцию 1996 года, создавшую гиперцентрализованную государственную систему, которая просто на полную сегодня используется властью.

С тех пор у всех регионов головы повернуты только в одном направлении – в направлении Киева. Вместо того чтобы посмотреть в сторону своих соседей или хотя бы оглянуться на себя и понять, чем собственно мы отличаемся от остальных, кто мы такие, региональное руководство было заинтересовано только в одном – как понравится Киеву, и, соответственно, получить за это бюджетную подачку. Даже те горизонтальные связи, которые были в Западной Украине до 1992 года, целенаправленно разрушались и продолжают разрушаться сейчас.

На рубеже 1990-2000-х годов произошел некоторый сдвиг. Тогда была какая-то первая попытка сформулировать для Западной Украины общие ценности, ориентиры, были стремления осознать себя как некую общность. Но все это было уничтожено Майданом. Внутреннее развитие подменили целью: «А давайте мы, западные украинцы, оккупируем всю Украину, не только Центральную часть, которая по разным оценкам к этому теоретически готова, но и Юго-Восток».

То есть, была подмена цели – несколько лет общество «кормили» этой байкой. Но люди повелись на нее в 2004, и продолжают вестись с прошлого года на Майдане. Заявления одного из лидеров «Свободы» Юрия Михальчишина о том, что «бандеровская» армия перейдет Днепр и уничтожит «банду», были сказаны не в 2013 году, а раньше – в 2010-2012 годах. Для «свободовцев» это понятно. Им такой риторикой необходимо прикрыть свою неспособность руководить местным хозяйством в тех городах и регионах, где они составляют большинство в местных советах. Но, к сожалению, широкие народные массы тоже готовы вестись на это, потому что ежедневная работа, построение (как бы это смешно и пафосно не звучало) Европы вокруг себя, под своими ногами – это трудно, требует усилий, денег, а тут есть такой фетиш: «Мы придем к власти во всей Украине, и тогда заживем».

Такая позиция, к тому же, накладывается на многолетние советские штампы, которыми «кормили» поколение людей. Например, об одной шестой части суши – люди привыкли, что государство должно быть большим, возможно, с отсутствием некоторых принципов, но большим. В таком политическом контексте размер имеет значение.

Если Майдан в том или ином виде потерпит поражение, а он в любом случае его потерпит (цели, которые там задекларированы, недостижимы в принципе), но если даже какая-то часть из этих целей будет формально достигнута, – это уже процесс. Не натравливание, потому что на самом деле идеологема, которая заложена в экспансии Западной Украины на Восток, – глубоко расистская. Достаточно почитать комментарии не только фронтменов, но и обычных людей, которые «заражены» этой идеей. Вы увидите, что на Востоке нет людей – там живут «титушки», «рабы», «даунбассы»... То есть, людьми на Востоке можно считать только тех, кто поддерживает Майдан. Остальные – это даже не низшие существа, а просто «не люди». Подобная расистская риторика, которая началась еще в 2004 году, с успехом развивается и сейчас.

Если вспомнить 1991 год, когда было: «Давайте мы отделимся от Союза, и у нас будет колбаса» или «Хто з’їв моє сало?», то теперь эти позиции повернуты несколько другим образом, но суть та же: ищется внешний враг, вместо того, чтобы честно сказать согражданам (политику – избирателям), что работать надо. Даже не в том контексте, в котором говорят на Антимайдане, потому что там получается какой-то «сизифов труд». Просто надо встать на час раньше, и что-то делать. Вместо этого, людям подбрасывают идею: давайте экспортируем нашу украинскую идею на «недоразвитый» Юго-Восток, и будет всем счастье.

Для меня, как я уже говорил, существование единого украинского государства в нынешних границах не является самоцелью. Но политики, для которых это является целью, если они хотят сохранить это государство и сделать его не просто стабильным, а хотя бы нормально управляемым, то, как по мне, единственным компромиссом может стать федеративная модель. Лучше, конечно, конфедеративная, это могло бы стать промежуточным вариантом к окончательному государственному определению трех макрорегионов Украины – Западного, Центрального и Юго-Востока – которые очень четко электорально определены.

Ни власть, ни оппозиция не должны сходу отбрасывать федеративную модель, как это сейчас принято делать. Так же из этого не стоит делать фетиш, как делают в команде Виктора Медведчука или коммунистов. К сожалению, с ними обсуждать этот вопрос бессмысленно – на самом деле они не в теме. Им пришла разнарядка: «Мы за федерацию», а почему – вопрос второстепенный.

Например, если взять немецкую или американскую федеративные модели, то в каких-то нюансах они отличаются, но в главном – схожи. Очень важные полномочия, которые у них находятся в Центре, – переданы на места. Другой вопрос, что возникновение этих федераций разное. В США процесс начался снизу, в Германии федерация – в значительной мере является продуктом западной оккупации, но все сделано корректно и эффективно работает.

Лично мне ближе немецкая федеративная модель (она же австрийская, тем более, часть Западной Украины была когда-то в Австрии). Но, к сожалению, перспектив реального перехода Украины на федеративное устройство я не вижу. Политики, которые сейчас руководят страной и/или надеются ею руководить позже, хотят безраздельно владеть всем ресурсом, не делясь с этим ни с кем вообще. То есть, если нынешняя оппозиция придет к власти, гиперцентрализация Украины только усилится.

Loading...
Loading...