Экономика оккупированного Донбасса: объёмы внешней торговли и контрабанда

Украина должна переформатировать экономические отношения с ОРДЛО в свою пользу. Игорь Тышкевич дает рецепт

Буквально на днях закончили с коллегами первый доклад из серии исследований по контрабандным схемам во внешней торговле Украины. И, если уж обратились к этой теме, пройти мимо оккупированных территорий Донбасса никак не выходит. Речь идёт не только о торговле через линию фронта, которая была и есть до сегодняшнего дня, несмотря на все победные реляции как украинских властей, так и лидеров сепаратистов. Более интересные процессы проходят на границе региона с РФ и на границах самих «народных республик». Изучение экономики так называемых ЛНР и ДНР, на мой взгляд, является важным аспектом для выработки политики в отношении ОРДЛО, планов действий на ближайшее время и перспективу 3-5 лет.

 

Предлагаю краткий обзор ситуации на основе данных, которые были использованы для создания тематического раздела доклада по контрабанде. Тем, кто не любит читать, предлагаем видео.

 

Для начала вспомним, что мы знаем о ситуации на оккупированной территории. Лейтмотивом сообщений украинских СМИ в этой области являются несколько тезисов:

  • Экономика ОРДЛО фактически стала и большую часть предприятий разрезали на металл
  • Наполняемость торговых сетей продуктами питания крайне низкая. Но появляются контрабандные схемы поставок товаров на полки магазинов
  • Большая часть жителей не имеет работы и часть идёт «зарабатывать», беря в руки автомат
  • Города мёртвые, людей нет, торговля стоит, сфера услуг «умерла»
  • Большая часть населения живёт за счёт пенсий (которые пенсионеры получают как на украинской стороне так и от РФ) и российских дотаций.

В значительной мере эти тезисы были справедливы для 2016-17 годов, когда, после блокады региона, Россия полностью взяла на себя содержание «гордых республик», отправляя гуманитарные конвои и налаживая контрабандные поставки того же угля на украинскую территорию.

 

Действительно, существование ЛНР и ДНР по разным оценкам стоит Российской Федерации около 3 миллиардов долларов в год. Много, но если учесть, что профицит российского бюджета составляет порядка 90 миллиардов долларов и Кремль готов тратить деньги на Донбасс (и не только) ради получения политических выгод в будущем, сумма уже не кажется заоблачной. Тем не менее, даже 3 миллиарда, выкинутых в трубу — не рационально для Кремля.

Для успеха политической комбинации по «возврату Донбасса» на своих условиях России необходимо создать некое подобие государственной системы в данных районах, ради оптимизации собственных затрат. Государственная система, естественно, предполагает органы управления, силовой блок и экономику.

 

Просто тратить 3 миллиарда можно, но если есть возможность за часть из этих денег получать дешёвые товары, а ещё одну часть возвращать в виде оплаты собственной продукции населению региона, почему бы не пойти таким путём.

Поэтому, уже с конца 2016 года в регионе начала выстраиваться система внешней торговли и, что самое забавное… борьбы с контрабандой. Вы удивитесь, но, например, в ЛНР одним из наиболее эффективных ведомств является «государственный таможенный комитет». Почему?

 

Дело в том, что взяв контроль территории ОРДЛО, русские не поняли с кем имеют дело. Даже на этапе горячей фазы конфликта в оккупированных районах возникли бизнесы по продаже всего, что плохо лежит тем же русским. Доходило до смешного, когда часть содержимого «гуманитарных конвоев» оказывалось на рынках уже на российской территории. Дальше — больше. В Луганске заработали заводы по производству подделок под одежду известных брендов. Частично вопрос решался официальным открытием заводов. Например, покупая изделия российской марки «Глория Джинс», люди покупают изделия, сшитые в Луганске. Но проблема не исчезла, объёмы росли и, в результате, одной из первых громких операций луганских таможенников стал рейд на подпольную фабрику, которая заваливала РФ и, кстати, Украину подделками бренда «Аннабель арто».

 

Важной составляющей контрабанды из региона в РФ, естественно, был уголь. О чём сообщали таможенники, проверяющие грузы на станции «Красная Могила». Шахты работают и дают продукцию.

 

Естественно, контрабандные схемы охватывали и такие денежные сферы как производство алкоголя и табака. Причём, в данном случае подпольная табачная промышленность есть на территории как ЛНР, так и ДНР. При этом главари «республик» активно борются за клиентуру. На границе между «государствами» работают полноценные таможенные посты, задерживается контрабанда, действуют драконовские правила по перевозке товаров гражданами. Задержания на «границе» проходят регулярно. Однако, наиболее «хлебное направление» — Российская Федерация. Так, например, уже в 2019 году те же луганские «таможенники» ликвидировали 4 базы накопления контрабанды в Краснодонском районе. Основной товар — сигареты и одежда.

 

Есть и другое направление — поставки спирта из РФ подпольным водочным заводам на территории «гордых республик». Например, в «ЛНР» летом 2019 года обнаружили партию спирта, расфасованную под видом минеральной воды.

 

Теперь коснемся внешней торговли, сфере, где можно отследить относительно официальные (насколько это применимо к оккупированным территориям) платежи.

Первое и основное, что стоит учитывать в данном случае — особенности статистического учёта. Для российской таможни, Росстата, Донбасс — это Украина. Все легальные сделки оформляются как экспорт, либо импорт в нашу страну.

 

Возникает вопрос: какие объёмы и какие категории товаров проходят через границу, каковы объёмы торговли.

Если сравнивать данные Росстата и Укрстата в оценке товарооборота двух стран в 2017 году по украинскому экспорту (поставкам товаров в РФ) разница в цифрах достигала 23%, а вот по импорту находилась в «комфортных» границах и была около 9%. Основные товарные группы по поставкам из России — газ, за который «Газпром» «упорно пытается заставить платить Нафтогаз Украины. В обратном направлении шёл уголь, товары лёгкой промышленности, металл (особенно из донецкой области). Причём под металлом стоит понимать как изделия металлургов, так и металлолом — резать всё, что плохо лежит не переставали.

 

2018 год — отстройка экономической модели.

2018 год стал переломным. Это же подтверждают данные социологии, которую наш институт провёл на оккупированной территории. Так, например, 57,3% опрошенных указали, что материальное положение их семьи осталось на том же уровне, а 14,2% говорят об улучшении. Ухудшение видят, в сумме 28,4%. Меняется тренд и на оценку перспектив — 18,7% ожидают улучшения материального положения, 58,6% считают, что будет так же как и сейчас.

 

Естественно, что данные цифры — личные ожидания и не дают основания говорить о полном выходе местной экономики на устойчивый уровень. Согласно тому же опросу около 31% респондентов в качестве сферы занятости отметили «рабочий», но на них приходится 32,3% пенсионеров. 24,3% респондентов отметили, что работы в регионе практически нет. Но почти 40 заявляют, что несмотря на безработицу, вакансии найти можно. 15,7% заявляют, что перебиваются разовыми заработками. А вот, что нас интересует больше всего, 17% уверенно говорят, что ключевые предприятия региона работают.

 

Как это коррелируется с данными статистики? Напрямую. 2018 в оценке товарооборота России и Украины дал большую разбежку данных. Разница достигла 45% по экспорту из Украины и 17,7% по поставкам товаров на украинскую территорию.

С одной стороны, есть, естественно, контрабанда с подконтрольных Киеву территорий — куда же без неё. Но, если оценивать информацию из оккупированной территории, можно в общих чертах оценить объёмы внешней торговли ОРДЛО.

 

Органы статистики так называемых ЛНР и ДНР, не дают цифр по объёмам внешней торговли, ограничиваясь описанием товарных категорий. Но и это позволяет сделать вывод о характере их экономического взаимодействия с Российской Федерацией.

 

Так, например, по данным «правительства ДНР», основными товарными группами по импорту из РФ являются продукты питания, в частности мясо, мясные изделия, промышленные товары, одежда и обувь (в том числе военные). На экспорт «республика» отправляет металл, уголь, табачные изделия. В так называемой «ЛНР» ситуация с оценкой структуры торговли аналогична, разница лишь в долях.

 

А теперь для иллюстрации приведу таблицу разницы Украинской и российской статистики по данным товарным категориям.

 

Импорт в Украину (поставки из РФ)

Import-v-ORDLO-640x360

Перечисленные красным — это категории которые статистика ЛДНР назвала основными товарными группами импорта из России. По этим же группам наблюдается максимальная разница данных с украинской стороной. Таким образом, можно предполагать, что объёмы российского экспорта на территорию так называемых ЛНР и ДНР составляет сумму, близкую к 650 млн долларов США.

 

Параллельно с этим Россия занимается и импортом «донецкой» и «луганской» продукции. Так, например, разница в данных Укрстат и Росстат по категории «Минеральные продукты» составляет 231 млн долларов. В эту товарную категорию попадают нефтепродукты, уголь, руды. Сомнительно, чтобы все объёмы выбирались на Донбассе с неподконтрольных территорий. Скорее всего, работают и старые отлаженные механизмы сотрудничества украинских ФПГ и российским бизнесом. Тем не менее до половины из упомянутых 230 млн могут составлять именно поставки из ОРДЛО.

 

Аналогичная ситуация по товарной позиции «015 Металлы и изделия из них», где разница данных статистических служб составляет 752 млн долларов США. Частично это — возможный результат попыток украинских металлургов сохранить свои позиции на российском рынке. Но с другой — работа по выкупу продукции предприятий, оставшихся на территории ЛДНР а также часто упоминаемого в украинских медиа процесса «распилки на металл» объектов региона. Металлический лом — достаточно выгодный товар.

 

Таким образом, потенциальные объёмы торговли РФ с ОРДЛО пока не превышают 1 млрд долларов США. Однако, очевиден тренд к их увеличению, поскольку разница статистики по указанным товарным на импорте в 2017 году составляла около 120 млн долларов, по экспорту из Украины — около 370 млн.

 

Подобные процессы весьма выгодны для Российской Федерации, поскольку они оптимизируют структуру расходов на содержание оккупированной территории. Вместо простой поддержки, предоставления денег и товаров, Россия осуществляет «торговлю», получая за свои деньги те же уголь и металлы, которые может использовать для своей экономики. А увеличение объёмов поставок продуктов питания позволяет вернуть часть денег в российскую экономику в виде прибылей своих экспортёров.

 

Что с этим делать Украине?

Рост «внешней торговли», особенно экспорта с территорий ЛДНР, естественно подразумевает собой продажу продукции предприятий, которые ранее были под контролем украинских собственников. И это уже является полем работы для украинских следственных органов по двум направлениям:

 

Выяснить под чьим контролем сегодня находится предприятие и если оно «сменило собственника» — есть основание для возбуждения уголовного дела;

Факт официальной торговли РФ с предприятиями, которые были захвачены — основание для того, чтобы собственники обращались в международные арбитражи. Если украинские владельцы не желают этого делать — есть основание проверить не контролируют ли они свои активы до сих пор и не получают ли прибыль, с которой не платят налоги;

С другой стороны, в свете активных разговоров о «мирном процессе», Украина может сделать один забавный шаг. Если РФ тратить 3 миллиарда долларов на поддержание сепаратистских регионов и пытается вернуть часть из этих денег, почему бы украинской стороне не вмешаться в процесс.

 

Логика проста: пусть деньги, которые Кремль пускает на Донбасс идут в качестве оплаты украинских товаров, а налоги на прибыль продавцов идут на финансирование военных, защищающих страну от расползания заразы русского мира.

 

Как это организовать? Заявить о частично отмене блокады. НО при одном условии: отмена работает «в одну сторону» — на экспорт украинских товаров в ДНР/ЛНР. Тут уже «микрофон в руки» деятелям типа господина Сивохо с заявлениями о том, что мы «не дадим умереть с голоду нашим людям за линией фронта».

 

Дальше начинаются «частности». Участниками сделки по украинскому законодательству могут быть только украинские компании и предприниматели. То есть покупатель «с той стороны» должен иметь украинскую регистрацию и платить налоги в украинский бюджет. Возникает вопрос: а как же он передаст, например, продукты, в розничные сети. Ведь сделка с компанией, которая не имеет украинской регистрации (да и вообще регистрации) — это штрафы, либо уголовное дело. Ответ прост — нал, точнее, чёрный нал. Украинскую строну это тоже устраивает, поскольку власти так называемой ЛДНР теряют контроль над объёмами сделок, теряют налоговые поступления (какой кретин будет декларировать все сделки за нал) и, естественно разрушает финансовую систему «на той стороне».

По факту Россия платит ЛДНР, а мы забираем часть этих денег на защиту от РФ и при этом разрушаем финансовую систему ОРДЛО, увеличивая издержки Кремля.

 

Но, на внешней арене Киев говорит о стремлении к миру, о шагах к примирению, прогрессе в виде частичной отмены блокады. И, естественно, ожидании уступок со стороны России.

 

Игорь ТЫШКЕВИЧ, УКРАИНСКИЙ ИНСТИТУТ БУДУЩЕГО, "ХВИЛЯ"