Дональд Трамп и новая «доктрина психопата»

Нина Хрущева считает, что на мировую арену возвращается политика в стиле "держите меня семеро"

В 1970-х годах президент США Ричард Никсон поручил госсекретарю Генри Киссинджеру убедить враждебно настроенных против Америки лидеров коммунистических стран в том, что Никсон якобы легко выходит из себя и становится неуправляемым, особенно если на него давить. Киссинджер, проницательный гроссмейстер "реальной политики", увидел в этом подходе немалый потенциал - и изящно его реализовал. Так в мировой дипломатии родилась доктрина "психопат у руля".

На практике Никсон вовсе не был психопатом (даже несмотря на то, что его злоупотребление алкоголем в разгар Уотергейтского скандала побудило Киссинджера и министра обороны Джеймса Шлезингера озаботиться дополнительным контролем за использованием кодов ядерного запуска). Преувеличение насчет его гипотетической сверхвозбудимости было придумано для того, чтобы его зарубежные противники думали, что выводить президента США из равновесия опасно из-за непредсказуемых последствий - вплоть до ядерного удара, - а потому тщательно взвешивали свои решения.

Сегодня, когда администрацию Соединенных Штатов возглавляет Дональд Трамп, доктрина "психопат у руля" получила вторую жизнь. Однако на этот раз гораздо меньше уверенности, что речь идет лишь об симуляции повышенной возбудимости, и что Трамп в припадке гнева или разочарования не отдаст реальный приказ начать войну, обычную или ядерную, против своих обидчиков.

Уликой номер один в деле о вменяемости Трампа можно считать его недавнее обращение к Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, которое напоминало припадочное бормотание "безумного короля" Эйериса Таргариена из "Игры престолов". Как будто напрашиваясь на сравнение с печально известным приказом Таргариена "сожгите их всех", Трамп заявил, что США "полностью уничтожат" Северную Корею, если она продолжит развивать свою ядерную программу.

Этим же выступлением Трамп поставил под вопрос ядерное соглашение 2015 года с Ираном. По ходу его выступления, глава аппарата его администрации, генерал морской пехоты США в отставке Джон Келли (которого в июле назначили на эту должность, чтобы навести порядок в Белом доме, превратившимся при Трампе в бедлам) сидел, обхватив голову руками, как будто он впал в отчаяние.

Американцы, возможно, уже привыкли воспринимать эскапады Трампа без особых эмоций. Этому немало способствовали несколько месяцев наблюдений за ночными всплесками его твиттер-активности с нападками на прессу, на его оппонентов, на его однопартийцев, даже на его членов его собственного кабинета. За это время Трампу удалось наглядно продемонстрировать, что кожа у него тонкая и ранимая, и что если его даже слегка задеть или оскорбить, вполне можно получить ответный залп главным калибром.

Как будто напрашиваясь на сравнение с приказом "безумного короля" Эйериса Таргариена "сожгите их всех", Трамп заявил, что США "полностью уничтожат" Северную Корею, если она продолжит развивать свою ядерную программу.
Однако в отличие от многих предыдущих импровизаций Трампа, выступление в ООН было прочитано с телесуфлера, а это значит, что его текст был заблаговременно подготовлен. И у тех, кто рассчитывал, что "взрослые" члены администрации Трампа - Джон Келли, министр обороны Джим Мэттис и советник по национальной безопасности Х.Р. Макмастер - смогут удержать политику безопасности США в рациональных границах, теперь есть серьезные основания для беспокойства.

Возможно, главным из этих оснований является опрометчивый расчет Трампа, что северокорейский "мальчик-король" Ким Чен Ын из-за его угроз опомнится и даст задний ход. После того, как президент Рональд Рейган в 1983 году назвал Советский Союз "Империей Зла", советники порекомендовали ему не повторять такого, чтобы не осложнять двусторонние отношения. Понимая важность этого подхода для снижения ядерной угрозы, Рейган совету последовал. К сожалению, того же нельзя сказать о Трампе, который, несомненно, был предупрежден, что оскорбления вроде "человека-ракеты" могут толкнуть жестокого и самозабвенного Кима на совершенно непредсказуемые поступки.

Когда Никсон изображал "психопата", он в каком-то смысле использовал опыт Никиты Хрущева, моего деда и оппонента Никсона во время его пребывания на посту вице-президента США. Во время так называемых "кухонных дебатов" 1959 года в Москве, одного из самых удивительных эпизодов "холодной войны", Никсон спорил с Хрущевым о превосходстве капитализма над социализмом. Год спустя, на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке, Хрущев устроил настоящее представление. В тот год новоиспеченный революционный лидер Кубы Фидель Кастро, что было для него характерно, не экономил в своем выступлении на экставагантных угрозах недругам революции. Не желая от него отставать, "ураган Никита" использовал любую возможность для битья дипломатической посуды: он свистел, барабанил по столу кулаками, - и даже, согласно легенде, ботинком.

Остается только надеяться, что Трамп будет действовать так же хладнокровно в отношении Кима, как Кеннеди действовал в отношении Хрущева.
У него было достаточно свидетельств, что западные державы пренебрегают Советским Союзом. Разведывательный самолет U-2, от которого отрекся президент Давид Эйзенхауэр, был сбит над территорией СССР. Мало того, США требовали, чтобы Советский Союз уважал доктрину Монро, которая относила Латинскую Америку к сфере интересов США, но сами не желали соглашаться с советской гегемонией в Восточной Европе. Америка также сходу отвергла предложенный Советами план разоружения, первую официальную попытку установить принципы мирного сосуществования.

Запад, считал Хрущев, не воспринимал его всерьез. Поэтому он так и выступал в ООН - он действовал, как объяснил позже, по методу ранних большевиков: в споре с противником заявить свои доводы нужно громко и четко - а доводы оппонентов заглушить шумом.

В 1962 году Хрущев пошел еще дальше, испытав молодого президента Джона Ф. Кеннеди "психическим" планом установки ядерных ракет на Кубе. Этот шаг вызвал кубинский ракетный кризис, наиболее опасное противостояние "холодной войны". Однако JFK не только не испугался, но и не пошел на эскалацию. Вместо этого он элегантно проигнорировал угрозы Хрущева и ответил на его послание, которым советский премьер показал, что он рациональный лидер, ведущий переговоры в духе учета взаимных интересов в мировой политике. Этот точный расчет позволил JFK и Хрущеву разрядить напряженность и увести мир от грани ядерного конфликта.

Сейчас миру остается только надеяться, что Трамп будет действовать так же хладнокровно в отношении Кима, как JFK действовал в отношении Хрущева. Ким ответил на речь Трампа в ООН, назвав его "психически ненормальным" и "престарелым". Теперь или сработает образ "психического" Трампа, или Ким окажется более прав, чем ему (и многим из нас) хотелось бы.

Нина Хрущева 
профессор международных отношений
и заместитель декана по учебной работе в Новой школе,
старший научный сотрудник Института мировой политики (США)

 

Метки: Трамп
Loading...
Loading...