Должны ли украинцы любить русских?

ГрабовскийАвтор: Сергей Грабовский, День

На днях московский независимый социологический Левада-центр уже в который раз «порадовал» украинцев. В этот раз — результатами июльского опроса по вопросу отношения россиян к Украине. Оказывается, только 17% опрошенных граждан России признают избрание Петра Порошенко главой Украинского государства законным. А вот нелегитимным президентом Украины его считает 63% респондентов. Зато россияне дружно признают «референдумы», проведенные в Крыму (86% опрошенных) и на Донбассе (77%), а также одобряют участие российских «добровольцев» в войне против Украины (66%). И хотя 51% опрошенных считают, что Путин не должен вводить войска на юго-восток Украины, но 29% уверены, что он уже должен был их ввести, то есть силой захватить еще одну часть иностранного государства. Впрочем, Украиной Донбасс россияне в большинстве своем не считают: 23% респондентов за то, чтобы он стал частью РФ, 41% — независимым государством. И только 24% видят его как составляющую Украины, но преимущественно на условиях «большей независимости от Киева».

Понятное дело, что россияне, которые во времена Интернета черпают, по собственному признанию, основную информацию из телевизора (94%), убеждены: причиной «нынешнего конфликта в Юго-Восточной Украине» (такие нейтральные термины употреблены по понятным причинам в анкете) является «вмешательство Запада» (64%) и «националистическая политика руководства Украины» (20%). Дружно осуждается проведение украинским руководством АТО (71%), заявлено о необходимости и дальше поддерживать пророссийские силы (читай — террористов) в Украине (65%).

При этом, что интересно, 66% опрошенных опасаются, что «нынешние вооруженные столкновения на юго-востоке Украины при участии российских добровольцев» могут перерасти в войну между Россией и Украиной, а 52% — в Третью мировую войну со всеми соответствующими последствиями. Возможно, именно из-за этих опасений существенно упал уровень готовности поддержать руководство России в случае «большой» войны с Украиной — с 79% в мае до 55%. Это — одно из двух свидетельств хотя бы какого-то отрезвления части российского общества; другое свидетельство — рост с 26% до 37% количества тех, кто считает, что аннексия Крыма Россией вызывает у Украины чувство ненависти к последней в целом — не только к власти, но и ко всей стране.

И еще несколько важных цифр. Аннексия Крыма вызывает у украинцев «негативные чувства, которые не переходят в ненависть к России и ее руководству», — так считают 15% опрошенных. Эта аннексия вызывает «ненависть к российскому руководству, но не к России в целом» — это мысль 20%. И, наконец, 15% респондентов уверены, что украинцы не реагируют негативно на захват Крыма.

Можно ли доверять этим цифрам? Да, репутация Левада-центра высока.

А что они (и другие, которые фиксируют похожие вещи, например существенный рост рейтинга Путина и всей российской власти после аннексии Крыма, пренебрежение к Западу и к либеральным ценностям, веру в то, что Россия имеет право включать чужие территории в свой состав, если там «притесняют русских» и тому подобное) в целом означают? На мой взгляд, прежде всего то, что русские не являются ни братским, ни дружественным народом — как в отношении украинцев, так и в отношении всех без исключения государственных наций на территории бывшего СССР и бывшего советского блока. И не только относительно них.

Поэтому давайте смотреть правде в глаза. Лозунг Евромайдана: «Любим русских, ненавидим Путина», — сегодня не имеет под собой никакой реальной почвы и только дезориентирует украинских граждан. Это все равно, если бы в 1938 году, уже после того, как у них отсекли Судеты, чехи выдвинули лозунг: «Nemci miluji, nenavidi Hitlera» («Любим немцев, ненавидим Гитлера»). Вышеприведенные социологические данные, полученные Левада-Центром, удостоверяют, что любить русских может только украинец-мазохист (что же, Леопольд фон Захер-Мазох недаром, по-видимому, считал себя русином и блестяще анализировал и описывал украинские типажи и национальные стереотипы поведения...).

Время отказаться от пустой риторики о «братском народе». И не только потому, что, как эмоционально написал журналист Мирослав Откович, «миф о братских народах давно уже разбили прикладами автоматов и растоптали армейскими сапогами». Нет, речь идет о куда более основополагающих вещах.

Дело в том, что термины «братские народы» и Brudervolker являются изобретением тоталитарно— империалистической пропаганды времен Жданова и Геббельса. Не знаю, кому здесь принадлежит первенство; по крайней мере, в 1939—1940 годах нацистская и большевистская пропаганда уже активно их употребляли, оправдывая потребностью в помощи таким народам внешней агрессией и оккупацией других государств. Ну, а после Второй мировой войны термин «братские народы» крепко вошел в употребление на территории всего кремлевского «социалистического лагеря» и служил для идеологического обоснования вторжений советских войск в Венгрии (1956 год) и Чехословакии (1968 год). А в Польше в 1981 году военные взяли власть в свои руки, сняв тем формальные поводы для агрессии, поэтому «братский польский народ» остался без «помощи»...

Сказанное не означает ненависти или пренебрежения к России и русским. Речь идет просто о необходимости считаться с неопровержимыми фактами. А они заключаются в том, что без массовой поддержки со стороны населения РФ не полыхала бы война на востоке Украины, не погибали бы лучшие патриоты в рядах бойцов АТО, не оказалось бы в тяжелом положении гражданское население, не разрушалась бы инфраструктура региона, не осуществлялась бы «газовая» блокада и тому подобное. Ответственность за это лежит не только на Путине или на российском телевидении, а, по меньшей мере, на восьми из десяти россиянах. Конечно, честь и хвала тем, кто в неототалитарной российской империи остается честными и умными людьми, но любить всех русских за то, что среди них все же попадаются порядочные люди, не украиноеды, не великодержавные шовинисты, — это, простите, малороссийский садомазохизм.

А тем, кто объявит написанное выше «русофобией», советую еще раз внимательно ознакомиться с социологическими данными. Если они считают такие настроения абсолютного большинства российского населения нормальными, мол, ничего страшного, то это и есть в действительности русофобия — считать заложенной едва не на генетическом уровне нормой для русских то, что для других народов является социальной патологией. Ясное дело, такие патологии история в конечном счете рано или поздно лечит — но не слишком ли большой будет цена такого лечения и для самих русских, и для их соседей? Особенно для тех, кто по инерции советских времен продолжает употреблять термин «братский народ» и любить самовлюбленного агрессора.

Метки: война, Россия, Украина
Loading...
Loading...