Днепропетровский феномен

райхельАвтор: Юрий Райхель, День

Термин «украинский юго-восток» потерял свое политическое значение, оставшись чисто географическим понятием. На фоне обострения положения в Донецкой и Луганской областях, Днепропетровская остается совершенно спокойной. Немногочисленные попытки в марте раскачать ситуацию встретили жесткий отпор всех сил, поддерживающих территориальную целостность страны и унитарный характер ее государственного устройства. Волна сепаратизма, грозившая захлестнуть полосу от Харькова до Одессы, разбилась на границе Днепропетровской области.

Стратегический для Путина региональный треугольник Донецк с Луганском — Харьков — Днепропетровск не сложился в сепаратистском отношении. Без двух последних его вершин нет никакого смысла заводиться с отторжением восточных регионов, создания сепаратистских республик по примеру Приднестровья и т.д. Зачем нужен Донбасс, если основной военно-технический потенциал, который больше всего интересует Кремль, находится в Харькове, Днепропетровске, Запорожье. И здесь, кто бы мог подумать из российских режиссеров дестабилизации в Украине, они потерпели полное фиаско. Отпор, который получили сепаратисты в Одессе, явился логическим продолжением устойчивости политического положения за пределами двух восточных областей.

В чем же причина так называемого днепропетровского феномена? Здесь можно выделять ряд причин как внутреннего, так и внешнего характера.

Во-первых. В годы независимости из Москвы была занесена и поддерживалась украинскими политиками известного направления вздорная идея противопоставления двух берегов Днепра, востока и запада. Сознание многих наших граждан отравляли несоединимостью частей страны, культурным, языковым и прочими различиями. Нет однородных в этих отношениях стран. Тихоокеанские штаты США не похожи на атлантические, юг — на север. Различий между ними не меньше, а в некоторых отношениях даже больше, чем между регионами Украины, но никто не ставит под сомнение единство страны.

Днепропетровская область отличается, например, от Донецкой структурой своей экономики, историей, в чем-то ментально, и еще рядом важнейших компонентов. Отсюда принципиально иное отношение к проблеме сепаратизма.

Днепропетровск в советское время был не только родиной генеральных секретарей КПСС. Предприятия военно-промышленного комплекса практически все имели союзное подчинение. В силу этого хозяйственные руководители формировались с учетом подхода к решению проблем на уровне тогда большой страны, имели широкий кругозор. Это позволило президенту Кучме рекрутировать из региона широкий круг людей, которые достаточно легко вписались в киевские коридоры власти. При этом сохранялись тесные связи с областью. Этим днепропетровцы отличались от донецких. Последние так и не стали в Киеве своими. Для днепропетровской элиты не стоит вопрос особой защиты своих интересов в столице. Они давно этому научились и действуют достаточно успешно.

Во-вторых. В период правления Януковича в Днепропетровск были назначены, как и везде так называемые, смотрящие. Тем не менее, основное руководство, в лице Вилкула и его команды, все-таки было из Кривого Рога. Не совсем свои, но и не совсем чужие. Попытки подмять днепропетровскую элиту вызывали довольно сильное сопротивление, которое в той или иной мере поддерживалось из Киева как бывшими днепропетровцами, которые давно стали киевскими, так и собственно столичными чиновниками, недовольными всевластием донецких. Отсюда легкость и быстрота, с которой Коломойский и его команда поставили регион под контроль. В первую очередь — финансово-экономический.

В-третьих. Деньги — кровь войны. Как говорил герой известного кинофильма, если у батьки нет золотого запаса, то хлопцы разбегаются. Донбасский сепаратизм хорошо оплачивается, и это всем известно. Пресечь финансовые потоки, питающие террористов, — главная задача наших спецслужб. Как только этот поток пересохнет, сепаратистские и террористические выступления быстро закончатся.

В Донецке и Луганске против Украины воюют деньги не только Януковича или Москвы, а, главным образом, деньги из местных источников. Днепропетровская команда это прекрасно понимает и поэтому быстро сделала важнейший шаг. Деньги на сепаратизм перехватывались, и платить маргиналам и криминалу оказалось просто нечем. Вот и желающих истошно кричать на митингах «Россия!» и размахивать чужими флагами находится все меньше. Тем более брать в руки оружие.

В-четвертых. Местные правоохранители мгновенно поняли, кому и за что они должны подчиняться. Были сделаны кадровые изменения, а оставшиеся предпочли выполнять свои служебные обязанности, как им предписано законом, не оставаясь при этом в накладе. Коломойский и его команда быстро решили для правоохранителей материальный вопрос. Оказалось, что организаторов сепаратистских выступлений легко выявить и обезвредить.

В-пятых. Донецкие смотрители и рейдеры местным настолько надоели в предыдущий период, что избавиться от них было всеобщим желанием. Это же продолжилось в неприятии занесенного сепаратизма, в котором многие в Днепропетровске усмотрели попытку все вернуть вспять. Бизнес почувствовал возможность более спокойно работать без удушающего контроля и давления. Стоит постоять за единую Украину.

В-шестых. Основу экономики Донбасса составляют предприятия, выпускающие либо сырье, например, уголь, либо полуфабрикаты, как металлургия. Есть тяжелое машиностроение, которое трудно перестроить. Большая часть промышленности ориентирована на непритязательные российские рынки. Донбасской элите желательно свои связи с Россией сохранить, отсюда и вопли, что Европе наши товары не нужны.

В Днепропетровске, Запорожье и частично в Харькове положение иное. Здесь по большей части выпускается более технологичная и современная продукция, в том числе военно-промышленным комплексом. Перейти на европейские стандарты относительно проще, инвестиции нужны, но гораздо меньшие по объему. В Запорожье уже обсуждается совместный с польскими предприятиями выпуск вертолетов с двигателями производства «Мотор Січ». Есть и другие подобные примеры. В Днепропетровске Европа мало кого пугает, зато все понимают, что там можно найти финансовые ресурсы, привлечь инвестиции для развития бизнеса.

Теперь о внешнем воздействии. Донбасская элита пытается использовать российский фактор для достижения своих целей. Непонятно на каком основании она думает, что сможет с Путиным играть на равных. Это ее принципиальная ошибка, которая в будущем ей будет дорого стоить.

В Днепропетровске быстро поняли, что только цельное сильное украинское государство способно защитить от посягательств агрессивного соседа. Именно Коломойский сделал много для того, чтобы умерить сепаратистские движения Добкина и Кернеса. Для Москвы это не секрет, поэтому Путин не смог скрыть раздражения на встрече с журналистами при упоминании фамилии Коломойского.

Не следует идеализировать днепропетровскую элиту. В ней встречаются разные представители. Достаточно вспомнить Павла Лазаренко, чтобы не иметь по отношению к ней каких-либо иллюзий. Активная деятельность губернатора и его команды в первую очередь направлена на достижение собственных целей. И главная из них — расширение и усиление своего политического влияния. Опрос о присоединении Донецкой области к Днепропетровской призван не только противодействовать незаконному референдуму 11 мая. Это лежит на поверхности, но есть и более глубокие течения.

Через какое-то время произойдет децентрализация и деконцентрация власти. И, как следствие, административно-территориальная реформа. С ними в регионы перейдут не только финансовые и административные ресурсы, но и политическое влияние. Наиболее дальновидные уже над этим работают. При всей важности Днепропетровской области для Коломойского, она достаточно узка. Ему необходим выход на больший простор, на что и направлены усилия сегодня. Если область под его руководством сохранит спокойствие и стабильность, бизнес развивается, то она станет тем флагманом, к которому будут стремиться пристроиться в кильватерную колонну. Тогда и с Киевом можно будет разговаривать на равных. При административно-территориальных преобразованиях Днепропетровск и область будут иметь значительный вес и изменения можно будет обратить в свою пользу. Сказанным все не исчерпывается, есть много другого.

В острый политический момент, когда страна фактически ведет войну, все что способствует победе, мобилизации на борьбу с опасным противником как внутри Украины, так и вне ее, должно приветствоваться. Единство действий сейчас главное в повестке дня. Тем не менее, на происходящее следует смотреть трезво и оценивать возможные проблемы в будущем. Когда отобьемся от сепаратистов и Путина, тогда на первый план выйдет глубокое реформирование страны, в том числе и определение роли олигархов в ней, отделение их как бизнесменов от политики. Как ни странно это покажется, но это задача не менее, а, возможно, и более сложная, чем сегодняшний сепаратизм.

На самом деле особого днепропетровского феномена нет. Местная элита под руководством Коломойского сегодня играет за Украину. Это и есть весь феномен. Как дело будет обстоять в краткосрочной перспективе, скоро узнаем.

Метки: Днепропетровск
Loading...
Loading...