Дмитрий Разумков: Не первый, но не второй. Пока даже не третий

Продолжаем портретные публикации о тех, кто является или считает себя вершителем украинских судеб. Как бы то ни было, но от героев этих очерков, от того, насколько вольготно они будут себя чувствовать в наши политических степях и болотах, зависит совместное будущее украинцев.

 

Традиционно глава Верховной Рады считается третьим человеком в державе. Хотя по Конституции он второй, так как именно ему передаются президентские полномочия в случае, если президент не способен их исполнять — так, например, во главе страны в 2014 году оказался Александр Турчинов, что в менее экстремальные времена для него было бы недостижимо.

 

Но и в мирные период влиятельность украинского спикера весьма высока и базируется на том, что он считается «начальником парламента» — то есть, основной политической биржи страны. Как правило, спикер избирается на пост при поддержке, а то и по прямой воле президента. Но во властное большинство обычно входят несколько фракций, Кабмин формируется по квотному принципу, а поскольку спикер выступает медиатором большинства внутрипарламентских «терок», то он способен и протащить каких-то своих людей в правительство.

 

Опять же назначение и снятие с должностей министров, генпрокуроров, глав СБУ, утверждение судей и прочих проходит голосованием Рады, и здесь грамотный спикер способен дирижировать ситуацией.

 

Все это дает главе Рады изрядный административный ресурс.

Лоббистские и нужные президенту голосования, за которые, как клевещут злопыхатели, в парламенте раздают конверты, мимо спикера, разумеется, не проходят. Если приплюсовать возможности подшефных министров, то у спикера возникает свой финансовый ресурс.

 

Ну а ресурс публичности у него всегда под рукой — прямые трансляции заседаний Рады и согласительных совещаний.

 

Все это в совокупности обычно делает главу ВР одним из самых влиятельных чиновников в Украине. Но я поставил Дмитрия Разумкова на девятое место топ-десятки. И здесь нет никакого противоречия.

 

Потому что все, что рассказывалось выше, происходило в Верховной Раде, в которой даже после употребления веществ за колонной не грезилось появление президентского монобольшинства. А Разумков функционирует в совершенно иной — искаженной политической вселенной, в которой не действуют привычные нам закономерности.

 

В этой дилетантски деформированной реальности глава Верховной Рады — конституционного органа законодательной власти — превращается в помощника президента по парламенту, ответственного за все депутатские казусы и зашквары. Вспомните хотя бы вырвавшуюся у президента Зеленского реплику в одно из первых его посещений Рады: «Дима, давай, объявляй голосование!».

 

Соответственно, выше спикера себя ставят не только глава президентского офиса, но и его замы, а также помощники президента и все те, включительно с руководством фракции «Слуга народа», кто имеет возможность встречаться с Владимиром Зеленским и что-то втирать ему про политику.

 

Это совершенно нелепая, абсурдная ситуация, которая хорошо иллюстрирует управленческую ущербность нынешней власти с ее клиповым мышлением.

 

Более того, в административной модели ближайшего президентского окружения Разумков последнее время стал персональным виновником проваленных голосований — «потому что поймал звезду и разуважал благодетеля-президента»…

 

Понятно, что подобная ситуация категорически не устраивает Дмитрия Разумкова. И в его деятельности появляются намеки на свою игру, что имеет и дополнительные причины.

 

Во-первых, спикер «ходит почти по земле». В том смысле, что он постоянно общается с депутатами, часть из которых бывает в округах, и слышит о насущных проблемах и умонастроениях избирателей. В силу этой парламентской специфики спикер у нас всегда несколько ближе к народу, чем остальные «небожители», постигающие Украину исключительно сквозь затемненные стекла служебных лимузинов.

 

Поэтому Разумков сориентировался в числе первых, и по его инициативе Рада затребовала от правительства отчет по поводу космических премий, нарисованных министерским начальством и руководством госпредприятий, вызывающих такое раздражение украинцев.

 

Во-вторых, спикер «играет на последней руке», то есть, несет непосредственную ответственность перед законом за все те нарушения регламента и прочих процедур ВР, которые разные арахамии подсовывают ему в виде поручений президента.

 

Поэтому Разумков вынужден служить демпфером, смягчающим рывки и удары остальной Зе-команды. Например, он запустил рассмотрение законопроекта о рынке земли по длинному, но легитимному пути, обезопасив себя и законопроект от того, что суд его отменит из-за очевидного несоблюдения процедуры принятия.

 

В результате, Дмитрий Разумков регулярно вызывает раздражение и президента Зеленского, и его влиятельного окружения. Сегодня он находится на периферии высшей власти, где-то рядом с «самокатным премьер-министром». Но зато имеет 36% доверия граждан — второй  в стране рейтинг после Зеленского. И с Разумковым ассоциируются остатки надежд на здравый смысл нынешней власти.

 

Характерно, что Разумков стремительно проходит метаморфозу, свойственную нашим адекватным спикерам: они начинают как люди президента, но постепенно становятся спикерами всех украинских депутатов — это заложено самой институциональной логикой парламентаризма. И на него уже начинает ориентироваться ряд депутатов из монобольшинства, в первую очередь, так называемая «группа Коломойского» (группа, кстати — это далеко не сам ИВК!).

 

В этих условиях у главы ВР есть ровно два сценария: стать «надежным парламентским штыком» президента, но и пойти на дно вместе с ним, либо аккуратно, постепенно дистанцироваться и сыграть свою игру с адаптивной самостоятельностью — в зависимости от ситуации. Политическая самостоятельность — это ведь главный атрибут влиятельности по-украински.

 

Пока Дмитрий Разумков только минимизирует политические потери. В отличие от Гончарука, он не слишком влиятелен не потому, что не может, а потому, что старается не спешить. И поэтому имеет шансы остаться в украинской политике, в отличие от большинства «Слуг народа». Хотя повторить нынешний взлет на Олимп будет архисложно.

 

Полагаю, трещина между Зеленским и Разумковым не пройдет по законопроекту о рынке земли — успешное итоговое голосование заполирует текущие шероховатости. А вот назревающее рассмотрение в парламенте конституционных изменений об «особом статусе Донбассе» такой раскол спровоцирует несомненно.

 

Одно дело — договориться в закрытом «нормандском формате» о каком-нибудь «минске 3». И совсем другое — попытаться публично зафиксировать эту капитулянтскую беду в Конституции Украины.

 

А маркером водораздела станет резонансное интервью Дмитрия Разумкова какому-нибудь СМИ, в котором он коснется непростых отношений с офисом президента. Впоследствии Разумков вполне может возглавить один из партийных проектов, которые уже намерены сконструировать наши неутомимые олигархи. А что, получат авторитетную медийную фигуру и вдобавок сэкономят на политтехнологе — двойная выгода!

 

ВМЕСТО ВЫВОДОВ. Если Дмитрий Разумков поддастся амбициям и в ближайшее время затеет независимую игру, то быстро станет влиятельным. Но не надолго, с учетом существования монобольшинства. А если проявит сдержанность, и игра будет с налетом оппозиционности, но скоординированной с президентом, то таки войдет в число топ-политиков Украины.

Александр КОЧЕТКОВ, аналитик и политтехнолог

Хвиля