Демократия мертва, да здравствует демократия

Классические политические силы, которые годами стояли на фундаменте классических идеологий, столкнулись с недоверием избирателей. Возможно ли его преодолеть?

«Демократия мертва», — сказал известный бизнес-консультант и гуру менеджмента Ицхак Адизес, выступая недавно в Украине. Так он ответил на вопрос, почему во всем мире люди выбирают непрофессиональных политиков.

 

 

Ведущий мировой эксперт в области управления изменениями, доктор Адизес продолжил: «Демократия — не колаборативная система. Это система противоречий: если выиграешь ты, то проиграю я, если выиграю я — проиграешь ты. Когда политики борются за политическую власть, они должны обливать оппонента грязью. В конце концов, после таких взаимных потоков люди теряют доверие ко всем участникам процесса. Люди больше не хотят политика выбирать».

 

Частично Адизес объяснил причину того, почему избиратели в старых демократиях ищут ответ на свои запросы в новых лицах, не имевших в прошлом политического опыта. Но не раскрыл причину «банкротства» системных политиков.

 

Так, жажда не вести дискуссию о содержании политик, а делегитимизировать оппонента в глазах избирателей, покончив с ним как с конкурентом раз и навсегда, «обнуляет» рейтинги всех. Но почему так происходит? Почему политики не говорят о своих видении и стратегии реализации, критикуя стратегии других как деструктивные для их видения, и «копаясь» в грязном белье до полного уничтожения оппонента?

 

По моему мнению, проблема прежде всего в псевдополитиках. Дискурс о содержании ведут те, кто намерен трансформировать реальность в соответствии с собственным политическим видением. Такие люди готовы воспринимать критику, потому что она является источником информации для анализа ошибок на пути достижения своих видений. Такие политики стараются не давать лишних обещаний, которых не смогут реализовать. Стараясь при этом предлагать на 5 лет каденции только ту часть пути, которую они реально могут пройти за этот срок. Осознавая, что дорога к их видению долгая. Примером такого политика является Ангела Меркель.

 

Те же политики, которые рассматривают власть как доступ к возможностям улучшить собственное материальное положение за счет других, не терпят критики. Эта критика заставляет их делать то, чего они на самом деле делать не хотят. Поэтому единственная возможность продолжать симулировать бурную деятельность на благо избирателей — информационно «уничтожить» политических оппонентов. Как известно, если источник информации дискредитирован, то его содержанию никто не доверяет. В результате войны всех против всех проигрывают все. Общество не желает вникать в то, кто из симуляторов менее плохой по отношению к остальным.

 

По этим же причинам те, кто атакует оппонента, а не его деятельность, являются классическими политическими «фейками», которые создают видимость процесса и делегитимизируют весь политический класс.

 

Во-вторых, системные проблемы имеют и настоящие политики, которые действительно стремятся реализовывать свои политические видения. Они «оОторвались» от общества. Вместо предлагать собственные рецепты решения актуальных проблем, системные политики пытаются поучать избирателей: думать надо о другом. Это создает непреодолимую пропасть между избирателями и политиками.

 

Эти два фактора породили кризис представительной демократии во всем мире.

 

Классические политические силы, которые годами стояли на фундаменте классических идеологий, столкнулись с недоверием избирателей. Как в Европе, так и в США. Законсервировавшись в своем идеальном мире, который они строят в рамках своего видения, системные политики потеряли контакт с избирателями. Это естественное следствие слабых обратных связей.

 

 

Если в странах Европы, где обратные связи с избирателями значительно слабее чем в США, это привело к появлению новых политических сил и лидеров вроде «Движение пяти звезд», основанного Беппе Грело в Италии, или «Вперед, республика» во главе с Эммануэлем Макроном во Франции, то в самой Америке привело к власти несистемного политика Дональда Трампа.

 

Победа на украинских выборах Владимира Зеленского является продолжением этого тренда — избиратели требуют других политиков. Тех, которые, с одной стороны, не будут симулировать бурную деятельность в интересах общества, а с другой — отвечать его запросам. Можно констатировать, что таким образом демократии — которая умерла в том числе в Украине — в очередной раз выразили недоверие. «Демократия умерла, да здравствует демократия!» —сегодня наиболее удачный момент для скандирования перефразированного лозунги роялистов. Но чтобы она не умерла окончательно, нужно извлечь уроки из поражения Порошенко.

 

По моему мнению, преодолеть «фейковую» политику и «зашоренность» системных политиков можно на уровне институтов, которые бы гарантировали обратные связи с избирателями.

 

С одной стороны, нужно внедрять так называемое народовластие. То есть приближение власти к людям через децентрализацию, усиление местного самоуправления и органы самоорганизации населения, создание возможностей влияния на формирование избирательных списков, введение обязательных публичных консультаций со всеми заинтересованными сторонами, стандартизацию и прозрачность административных процедур.

 

С другой стороны, нужно менять принципы финансирования политической системы. Пока спонсорами политиков не является каждый, кто отдал за них голос, а они сами или их «дорогие друзья», до тех пор они будут оставаться в шпагате — между потребностями избирателей и интересами спонсоров. И последние будут побеждать.

 

Нужно ликвидировать государственное финансирование партий, введя взамен финансирование из доли налога на доходы физических лиц. Чтобы каждый гражданин имел право выбрать партию, которой он будет платить часть своего налога за то, как будут представлены его политические интересы. С правом раз в квартал изменить партию, которую он финансирует, если ее деятельность или обратная связь его не удовлетворяет. Вместе с тем нужно вводить четкие правила привлечения других средств, кроме доли по НДФЛ, а также жесткий финансовый контроль за источниками происхождения партийных денег и жесткие санкции за нарушение правил — вплоть до ликвидации.

 

Теперь все в руках Владимира Зеленского. Он может либо воплотить эти идеи, создав указатель для старых представительных демократий ради преодоления кризиса доверия к ним, или разочаровать избирателей и запустить очередной круг, в начале которого мы вновь воскликнем: «Демократия мертва, да здравствует демократия!».

Руслан Рохов, Новое время