Дело Литвиненко: что грозит Путину

Какими будут последствия громкого заявления британского правосудия в сторону главы Кремля

В ходе оглашения доклада по делу об убийстве экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко судья Высокого суда Лондона Роберт Оуэн заявил, что президент России Владимир Путин «вероятно, одобрил» его ликвидацию. Какими будут последствия громкого заявления британского правосудия в сторону главы Кремля?

С юридической токи зрения, очевидно, никаких. Во-первых, юридические претензии к действующему главе государства – это практически невероятная вещь. Во-вторых, сама формулировка «вероятно, одобрил» не предполагает никаких процедур. Более того, понятно, откуда она взялась: никаких доказательств, что был отдан приказ об убийстве Литвиненко, у британцев нет. Его и быть не может, ведь подобные приказы, если и отдаются, то в устной форме. Соответственно, ни отдающие, ни выполняющие его люди никогда не признают, что подобное распоряжение существовало.

Тем не менее, существует логика: полоний в аптеках не продают, вдобавок никаких личных мотивов убивать Литвиненко (да еще и таким изощренным способом) ни у Лугового, ни у Ковтуна быть не могло. Кроме того, как утверждает сторона обвинения, полоний, использованный для убийства Литвиненко, мог быть произведен только в промышленных условиях на ядерном реакторе, а единственный производитель полония в России – это Федеральное агентство атомной энергии Росатом.

Исходя из этих соображений, можно предположить то, что и предположил британский судья, а именно конечных заказчиков преступления. «Дедукция, Ватсон, дедукция».

Формально Путину от итогов британского расследования ни холодно, ни жарко, а фактически – дело Литвиненко не слишком-то украсит его репутацию на Западе. Правда, его репутация там и без того настолько «хороша», что испортить ее еще больше трудно.

В целом политические убийства – вещь банальная, заурядная. Практически все крупные государства занимаются подобным. Американцы убивают террористов на чужой территории, израильтяне убивают террористов на чужой территории и не только они – это нормальная практика. Но фокус заключается в том, что Литвиненко террористом-то не был. Он был политическим противником. Можно считать его клеветником, можно считать предателем интересов ФСБ, но никак не террористом. По меркам нашего времени, такое убийство ничем не оправдано, а по меркам XIX – I пол. XX века – банальное дело: изменник убежал, клевещет, вот его и убили. Сегодня подобная практика в отношении политических противников и предателей на Западе не применяется, но еще 50-60 лет – практиковалась.

Лично для меня в деле Литвиненко главным являются не косвенные указания на Путина и руководство ФСБ, как заказчиков убийства, а тот факт, что британские правительство не хотело этого суда. Оно делало все возможное, чтобы дело закрыть и не хотело дальнейшего обострения отношений с Россией. Литвиненко для британского правительства – ноль, никто, а Россия, как-никак, крупная страна и портить с ней отношения без крайней необходимости британцам не хотелось.

Но, несмотря на это, одна обычная женщина, одна из миллионов подданных королевы, вчерашняя эмигрантка – речь идет о вдове Литвиненко – сумела судиться с британским правительством и добиться публичного разбирательства и публичного приговора по этому делу. Одна женщина сумела добиться крайне невыгодного британским властям суда, но необходимого лично ей.

Для меня это самое интересное в истории дела Литвиненко. Так устроено британское государство. Не всегда правительство решает, как и что будет происходить. Один-единственный человек может добиться того, чего не хочет британское правительство.

В этом же и состоит существенная разница между Россией и Великобританией. А не в том, что российские спецслужбы устраивают политические убийства, а британские – устраивали раньше, но отошли от этой практики лет 50 назад. Падать в обморок от того, что правительство убивает своих политических противников за рубежом, не стоит. Реальная пропасть между Россией и Британией вот в чем: в РФ и помыслить нельзя, что отдельный человек может в российском суде судиться с правительством, с Путиным, причем по принципиальному политическому вопросу, и выиграть дело, добиться, чтобы отношения между двумя странами ухудшились еще больше.

Тем не менее, я не думаю, что отношения России и Британии сильно ухудшатся – куда уж еще ухудшаться. Ни Британия, ни Россия в этом не заинтересованы. И в РФ этот скандал уж точно раздувать не будут - не в том они положении, чтобы устраивать новые скандалы.

Кроме того, сама формулировка британского суда настолько неприятна для российского руководства, что ругать ее, тем самым постоянно повторяя ее в информационном пространстве, совсем не в интересах Кремля. Их позиция по этому поводу очевидна: пару раз выругаться и замолчать. Они, конечно, запишут это во «вспоминальник», но делать ничего не будут, даже громко ругаться не будут.

Леонид Радзиховский

Российский журналист, публицист

Метки: Путин, смерть Литвиненко
Loading...
Loading...