Дефолту быть или не быть?

5 ответов на вопросы о дефолте от международного банкира

Вероятность наступления дефолта в Украине, пусть даже и с прилагательным «технический», снова активно обсуждается в международной прессе. В частности издание Financial Times в одном из материалов допускает вероятность такого развития событий уже в конце текущей недели. Глава правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач проанализировал для Forbes основные вопросы, которые поднимает перед банками, бизнесом и обществом проблема дефолта.

Дефолт Украины – это тема, которую обсуждает каждый, прямо как мы обсуждаем футбол в более спокойные времена. Клиенты, и даже акционеры нервничают и задают вопросы об этой грядущей опасности.

В последнее время напряженность этих обсуждений возросла, особенно после того как Валерия Гонтарева – не в первый раз – открыто заявила, что НБУ снимет ограничения на валютном рынке только после реструктуризации государственного долга, так называемой успешной долговой операции.

Еще одной причиной для обострения чувства напряженности является тот факт, что Украина должна совершить выплату процентов в $120 млн 24 июля, и выплату долга в $500 млн – 23 сентября. Таким образом, с этой реальностью мы можем столкнуться уже на этой неделе.

Основываясь на исследовании МВФ по реструктуризации государственного долга в условиях развивающегося рынка (и на других источниках), я постараюсь внести ясность в эту истерию и ответить на стандартные вопросы.

Для начала нужно остановиться на некоторых определениях:

• «Государственный долг» обозначает бонды или займы, выпущенные либо гарантированные государством.

• Как правило, в «реструктуризации долга» можно выделить два основных элемента: изменение графика погашения, которое определяется как увеличение срока платежа по старому долгу и, возможно, подразумевает более низкие проценты; и уменьшение долга, которое определяется как уменьшение объемов с сохранением старых условий (и называется «стрижка»).

• Дефолты как события и реструктуризации долгов тесно взаимосвязаны, но не идентичны. Дефолт – это неспособность государства совершить выплату тела или процентов по долгу вовремя. В большинстве случаев реструктуризации совершаются после дефолта. То, что Украина пытается сделать сейчас – это так называемая предупредительная реструктуризация долга, когда невыполненные условия долга пересматриваются до того, как государство пропускает тот или иной платеж.

Прояснив определения, переходим к вопросам и ответам.

Вопрос 1: Есть ли смысл Украине просить о реструктуризации или «стрижке»?

Да, смысл есть.

Следуя логике, после реструктуризации долга макроэкономические показатели, связанные с долгом, существенно улучшаются. Наблюдается очевидное падение в соотношении государственного долга и ВВП, и даже более сильный спад в соотношении всего внешнего долга и ВВП.

Более того, значительно возобновляется и удерживается постоянный рост, объемы которого превышают объемы до реструктуризации. Инфляция падает.

Вопрос 2: Что дефолт значит для банков?

Реструктуризации затратны для финансового сектора. Банки могут столкнуться с оттоком депозитов и срывом межбанковских кредитных линий. Более того, эпизоды с реструктуризацией запускают резкий рост процентов.

И хотя реструктуризация и потрясения, которые к ней привели, затратны для финансового сектора, мы уже давно приняли их на себя. Технический дефолт ничего не изменит.

Вопрос 3: Что дефолт значит для украинского бизнеса в целом?

Страны, проходящие через реструктуризацию, сталкиваются со спадом в доступности внешних кредитов для частного сектора. Что еще хуже, зачастую страны бывают вынуждены вводить политику контроля капитала (ограничения по валютно-обменным операциям).

В случае Украины мы, на самом деле, ожидаем обратного. Иностранные рынки сейчас – близко как никогда и, если вы верите главе НБУ, после реструктуризации мы можем ожидать ослаблений в контроле капитала.

Вопрос 4: Почему кредиторы и украинское правительство не могут быстро прийти к соглашению, чтобы избежать формального дефолта?

В большинстве случаев реструктуризация проводится после дефолта. Существуют примеры и так называемых предупредительных реструктуризаций, но они происходят реже, если речь идет о больших суммах (как в случае с Украиной). Если вы посмотрите на два графика ниже – исходя из реструктуризаций по всему миру за последние 20 лет – вы сможете увидеть, что для случаев, похожих на украинский (долг около $20 млрд и «стрижка» в размере 40%), на соглашение по реструктуризации уходит приблизительно два года.

дефолт

Вопрос 5: Чего ожидать в ближайшее время?

Если Украина найдет способ прийти к соглашению с кредиторами до 24 июля, или даже 23 сентября, то на фоне опыта других стран это будет маленьким чудом.

Что более вероятно, Украина формально объявит дефолт, и проведет еще один год, а то и больше, в переговорах с кредиторами, пока эта сага не закончится.

Каждый должен понимать, что формальный дефолт уже значения не имеет. По-настоящему значимой является успешная реструктуризация.

Давайте надеяться на это маленькое чудо, иначе у нас появится еще одна тема для обсуждений еще и на 2016 год. Пока не станет лучше, хуже уже быть не может. Вопрос только в том, когда настанет «лучше».

Тамаш Хак-Ковач

председатель правления ОТП Банка

Метки: банки, Дефолт, макроэкономика, Минфин, Нацбанк
Loading...
Loading...