Что со мной произошло в Минске

И почему меня задержала милиция
Я отправилась в Минск на День воли, написать репортаж в журнал и неделю назад подала все необходимые документы для аккредитации в белорусский МИД. Вчера в пресс-службе МИДа мне сообщили, что аккредитация готова, и я могу ее забрать сегодня утром.

В поезде Киев-Минск я честно призналась белорусской проверке, что работаю журналистом и что у меня есть аккредитация. Слово "журналист" всех дико испугало, у меня проверили каждый файл в компьютере, каждую визитку в кошельке, все записи в блокноте, сколько у меня с собой денег, каждый карман, пресс-карту АТО, спрашивали раз пять, о чем я буду писать. Я единственный человек во втором вагоне, кого так тщательно проверяли. Я спокойно отвечала на все вопросы, объясняя, что за неделю подготовки пресс-карты меня наверняка проверили все возможные спецслужбы. Мне отдали документы и пожелали "счастливого пути".

Сегодня в 8.40 утра я приехала в Минск и сразу же пошла в МИД на ул. Ленина, 19 за аккредитацией. Выдали без проблем, и я окончательно успокоилась. Работаю официально и мне нечего бояться.

В соцсетях мы прочитали информацию о том, что в 17.00 на ул. Фабрициуса, 4, любой может принести передачу для задержанных. Отправились туда работать и общаться. Люди в основном приносили туалетную бумагу, предметы личной гигиены и т.д. Все это происходило в комнате на третьем этаже. В 17.40 кто-то сказал, что на первом уже дежурит милиция. Мы спустились. Наряд милиции записывал личные данные всех, кто спускался. Всего 14 людей, среди которых четыре журналиста. Мы показали свои аккредитации, паспорта, но милиция отказывалась что-либо объяснять. Один из милиционеров сказал, что кто-то позвонил им и сообщил, мол, в здании произошло преступление.

Милиция приехала по вызову и записывала данные всех, как возможных свидетелей преступления. "Какого преступления?", – уточнила я. "Эта информация не для разглашения", – ответили мне. "То есть, я не могу узнать, свидетелем какого преступления я стала?". И в ответ тишина. В это время приехал синий бус. Все поняли, к чему идет. Я не поняла. "У вас, наверное, не знают, что означает синий бус, в таких всех увозят", – объяснил мне один парень. И действительно, нас попросили проследовать в автобус. Все это время, мы раз 20 или 30 задавали одни и те же вопросы: "Что происходит? Почему нас увозят? Что мы нарушили?" При этом нам говорили, что мы не задержаны. В бусе я узнала, что один из ребят даже не приносил передачу, он просто спускался из здания, в котором, кроме того находится творческая мастерская. Он помогал разрисовывать манекен, у него руки в краске, и на 18.30 он собирался идти в кино, смотреть французские короткометражки.

В бусе нас привезли в Московское РОВД на ул. Грушевская 9. Еще минут 20 мы сидели внутри автобуса. Потом открылась дверь, и какой-то сотрудник правоохранительных органов сообщил, что как вам уже объяснили, все вы задержаны по административному нарушению, ваши права ограничены, поэтому в отделении милиции отключите мобильные телефоны. "Но нам никто ничего не объяснял и нам сказали, что мы не задержаны!", – возмущались мы. "Тогда сейчас вам объяснят", – ответил он.

Нас попросили выйти из автобуса по 4 человека. Дальше мы прошли в отделение. В большой комнате, где на стене висят герб Беларуси и слова белорусского гимна, милиционеры тщательно записывали наши личные данные и не отвечали на элементарные вопросы: "Почему мы здесь? Что мы нарушили? Что вообще происходит?"
С момента появления милиции на ул. Фабрициуса и до того, как я прошла в здание отделения, я написала много постов в соцсетях и поэтому не паниковала. Я понимала, что в Украине о нашем задержании знают все и что дипломаты, журналисты и политики наверняка делают все возможное, чтобы меня освободить.

Спустя какое-то время, в комнате появился новый человек – пресс-секретарь всей минской милиции. Он попросил отделить паспорта сотрудников СМИ от всех остальных. Проверил наши мидовские аккредитации и спустя какое-то время журналистов попросили выйти из комнаты и нам отдали наши паспорта.
На улице мы снова спросили – что произошло и что будет с этими людьми, которые остались в управлении? Пресс-секретарь ответил, что он занимается только журналистами и еще раз предупредил, что завтра на акции ко Дню воли мы должны иметь с собой обязательно паспорт и аккредитацию.

Спасибо дипломатам. Мне звонил посол Украины и сказал, что они приехали в РОВД сразу же, как только узнали о моем задержании. Но, к сожалению, это очень грустная история. У тех десяти задержанных ни за что людей, нет таких связей, как у журналистов. Они абсолютно бесправны. Им никто ничего не объясняет, на их вопросы не отвечают, их телефоны отключены и абсолютно тупиковая ситуация.

Кристина Бердинских

Журналист НВ

Метки: Белорусь, журналист, задержание
Loading...
Loading...