Что происходит в Министерстве финансов

Если конфликт членов правительства переходит в публичную плоскость, это неизбежно должно закончиться чьей-то отставкой

Поэтому сюрпризом для меня не стало представление об отставке министра финансов. Не стану оценивать, кто должен был инициировать это увольнение. Хочу использовать это как повод привлечь внимание к вопросу функционирования институтов. И не всех, а такого органа как Министерство финансов.

Проблема не только в том, кто должен подбирать кадры для работы. Для меня совершенно очевидно, что именно министр и никто другой должен подбирать заместителей. Нельзя быть ответственным за что-то, будучи лишенным права подбирать для этого необходимых специалистов. Принятие соответствующих решений должно быть «спущено» из Кабинета министров на министра. Ведь именно ему работать с замами. И это правило должно касаться всех министров.

Но Министерство финансов особенное. Оно держит в руках баланс страны, баланс всех граждан – бюджет. Это не только тот инструмент, который указывает, сколько кому денег дать. От него зависит, удержим ли равновесие (равновесие является синонимом слова баланс, которым и является бюджет), будем ли жить в комфортной среде с небольшой инфляцией и стабильным (или хотя бы прогнозируемым) обменным курсом, или нас постоянно будут сопровождать стрессы, шоковые курсовые и инфляционные удары.

Министра финансов, который употребляет слово «да» чаще, чем в 5% случаев, надо отправлять в отставку

Министерство финансов Украины институционально всегда имело проблемы. Но то, что происходит в последние годы, иначе как усилением институционального разрушения этого органа назвать не могу.

Минфин якобы ответственный за разработку, прохождение и выполнение бюджета. Но мало кто знает, что Украина – одна из немногих стран мира (не осмелюсь сказать единственная), Министерство финансов которой планирует доходы, не зная базы начисления доходов. По очень простой причине – потому что не имеет к ней доступа.
Но бюджет – не только доходы, но и расходы, а при наличии дефицита средств – и возможности привлечения необходимых для этого средств (приватизация и заимствования). Чтобы отвечать за его выполнение, нужно иметь соответствующие полномочия на все составляющие.

Фискальная служба (доходы) подчиняется не Минфину, а Кабмину. Скромное дополнение к такому подчинению «через министра финансов» является ничем иным как фиговым листком. Да и тот недавно замахнулись забрать.
При наличии недостатка средств планируют поступления от приватизации, план которых почти никогда не выполнялся. Потому что орган, ответственный за приватизацию, не имеет отношение не только к Минфину, но и к правительству. Он якобы находится в сфере координации Кабмина, но председатель назначается и освобождается президентом.

А кто разрабатывает в Украине проекты бюджета и изменений к нему? Или: сколько у нас министров финансов?

Остановитесь, если подумали, что один. И простите, если я ошибусь в цифре. На десяток-два. Потому что их у нас около 500. 450 – с одной стороны ул. Грушевского, более 20 – с другой и один – на ул. Банковой.

Распространенной в Украине является практика, когда изменения в бюджет докладывает министр образования или медицины, министр обороны или любой народный депутат. А признаком доблести и чести является возможность зацепить в каждом законе бюджет или Бюджетный кодекс. Последний двухнедельный марафон относительно антикоррупционного суда – не исключение.

Никогда не пробовали задуматься над тем, какие деньги каждую неделю делят народные депутаты, принимая решение относительно расходов? А разве они уже не разделены? Конечно же. И сделано это законом о бюджете. Но все равно дальше продолжают делить.

Имеет ли Министерство финансов влияние на такие действия, может ли их остановить? Нет. А как удержать баланс, не имея возможности блокировать такие действия? Это всегда было проблемой в парламенте. А в последние годы Минфин даже не приглашают на рассмотрение соответствующих вопросов. Но недавно и Правительство попыталось забрать у Министерства финансов обязательное согласование проектов нормативных актов. Браво! Почти завершен процесс преобразования ключевого Министерства в кассу, а министра – в главного кассира страны.

Любил и люблю повторять: министра финансов, который употребляет слово «да» чаще, чем в 5% случаев, надо отправлять в отставку. В его лексиконе должно доминировать слово «нет!». Такова ему отведена роль. Важная для всех нас роль. Но для этого министр финансов должен быть один и он должен быть наделен соответствующими полномочиями.

Не является функцией Министерства финансов определять, кому и сколько дать денег. Но его прямой ответственностью является баланс страны, прямое влияние на ограничение предельных издержек страны. Потому что нельзя требовать хорошего результата от бегуна, отрубив перед этим ему руки и ноги.
Виктор Пинзеник
Народный депутат, экономист

Метки: Минфин
Loading...