Что происходит с мировой экономикой

И почему отрицательные процентные ставки по депозитам – очень тревожный знак

Великая рецессия закончилась, но даже сейчас, семь лет спустя, мы видим глубокие шрамы и незажившие раны, которые она оставила на теле мировой экономики. В попытках избежать возвращения в каменный век государства вытащили банки и частный сектор. Эти сделки раздули объемы мирового государственного долга, который подскочил на 75% (с $33 трлн в 2007 до $58 трлн в 2014).

Многое, что сейчас происходит, не вписывается в рамки экономической теории. Раздувание госдолга должно было привести к гораздо большему росту процентных ставок. Но центробанки перекупили облигации своих государств и корпораций, уменьшив процентные ставки до такой степени, что сейчас на четверть мирового госдолга насчитываются отрицательные процентные ставки.

Концепция положительных процентных ставок проста. Вы берете свои сбережения, которые получаете, сократив потребление (не купив новую машину или отказавшись от походов в дорогие рестораны), и даете их кому-то в долг. Взамен вы получаете процентные выплаты.

Когда процентные ставки отрицательны, происходит нечто совсем иное: вы одалживаете соседу $100. Спустя год он появляется на вашем пороге и возвращает долг, выписывая вам чек на $95. Вам пришлось заплатить ему $5 за то, что вы целый год ограничивали свое потребление! Попытайтесь объяснить эту логику своим детям. Я пытался объяснить своим и потерпел позорное поражение.

Ключевая идея, которую следует вынести отсюда, такова: негативные и близкие к нулю процентные ставки показывают отчаянные попытки центробанков избежать дефляции. Более того, они отражают печальное состояние мировой экономики.

В теории низкие и отрицательные процентные ставки должны были сократить объем сбережений, заставить потребителей оторваться от диванов и простимулировать расходы. На практике произошло прямо противоположное: объем сбережений подскочил. Когда процентные ставки по депозитам начали падать, потребители пришли к выводу, что теперь для получения того же дохода им нужно откладывать больше. Вот так.

Некоторые страны перешли к отрицательным процентным ставкам, так как видели необходимость девальвировать свои национальные валюты. Эта стратегия страдает от того, что экономисты называют неоправданной экстраполяцией: ошибочного предположения, что то, что верно для одного члена группы, верно и для всей группы в целом.

Если страна перейдет к отрицательным процентным ставкам, ее валюта девальвирует по отношению к другим, что условно может простимулировать ее экспортный сектор (за счет других стран). Но запатентовать эту стратегию невозможно: не получится помешать другим государствам поступить точно так же, и в результате все столкнутся с падением потребления и ростом объема сбережений.

Этот момент настолько важен, что в заключение я хочу еще раз обратить на него внимание: если бы с нашей экономикой было все в порядке, процентные ставки были бы совершенно другими.

Виталий Каценельсон

Финансовый аналитик, директор по инвестициям Investment Management Associates, Inc., колумнист Financial Times

Метки: депозиты, мировая экономика
Loading...
Loading...