Босфорский отлив

После попытки военного переворота Турция оказалась на историческом распутье. Западу стоит внимательнее присмотреться к происходящему в стране

Стамбул — один из величайших городов Европы. Еще называясь Константинополем, он успел побывать столицей Римской и Византийской империй, а после захвата и переименования султаном Мехмедом II в 1453‑м на протяжении 500 лет являлся столицей еще одной империи — Османской.

При этом город на западном берегу пролива Босфор, отделяющего Европу от Азии, всегда оставался центром взаимодействия между Западом и Востоком. И Стамбул, скорее всего, продолжит выполнять эту роль, судя по важности нынешних отношений христианской Европы с мусульманским миром.

В самой Турции политическая жизнь чаще всего была беспорядочной. Однако в последние два столетия реформаторы, стремившиеся модернизировать страну, искали вдохновения в Европе. Это явно относилось и к первому президенту Турции Мустафе Кемалю Ататюрку, сделавшему государство светским. И к Реджепу Тайипу Эрдогану, ставшему видной фигурой на мировой арене, сначала в качестве премьера, а затем и в качестве президента Турции. Поначалу Эрдоган и его Партия справедливости и развития (AKP) провели немало реформ. Страна приблизилась к заветному желанию — членству в Европейском cоюзе. Крепла надежда на то, что Турция наконец пре­одолела свою историю военных диктатур.

Но за последние несколько лет многое изменилось. Переговоры Турции с ЕС замедлились почти до полной остановки — частично из‑за открытой враждебности некоторых стран—членов ЕС по отношению к Турции. Мотивы различались, но результат был один: он вызвал гнев у многих турок, разочаровавшихся в той Европе, которая раньше их вдохновляла.
То, что произойдет в Стамбуле, окажет влияние на нас всех

Ситуация ухудшалась: турецкое общество вдобавок разделилось из‑за эскалации конфликтов в Сирии и Ираке. После долгого перемирия возобновились угрозы от милитаристских группировок курдов, а ИГ совершило ряд терактов в Стамбуле и Анкаре. То, что в таких условиях Турция смогла принять 3 млн беженцев,— свидетельство ее стойкости.

Начиная с 2013 года турецкая политика пострадала и от жестокой гражданской войны между AKP и ее бывшими союзниками-гюленистами.

Раньше AKP и гюленисты работали вместе над уничтожением кемалистского “глубокого государства” — якобы сети антидемократических агентов, внедренных в спецслужбы с заданием поддерживать светское видение Ататюрка. Частью этих коллективных действий были, к примеру, суды над турецкими генералами в 2007 году, построенные на сфабрикованных доказательствах.

За годы, прошедшие с тех пор, звучали предупреждения о внедрении гюленистов в правоохранительные органы, судебную систему, а также в армейские структуры. Эта молчаливая гражданская война замедлила демократическое развитие страны: правительству пришлось идти на авторитарные меры, чтобы ответить на предполагаемую угрозу со стороны гюленистов.

В июле война обострилась: произошла попытка переворота, по мнению большинства наблюдателей, срежиссированная гюленистами, хотя сам Фетхуллах Гюлен, основатель движения, отрицал какую‑либо связь с заговорщиками. Если бы переворот оказался успешным, Турция, вероятно, скатилась бы в бесконечную гражданскую войну, которая похоронила бы все надежды на демократическое будущее страны.

В результате переворот объединил демократические политические партии Турции вокруг общей цели: защиты от будущих внутренних угроз. Отсутствие поддержки со стороны Запада в этот тяжелый период удивительно; ни одна западная страна даже не задумалась над тем, что первым, кто встретился с Эрдоганом после случившегося, стал российский президент Владимир Путин.

Турция находится на историческом распутье, но пока рано говорить, куда она направляется. Если прежние тренды к поляризации и авторитаризму продолжатся, государство рано или поздно достигнет точки распада. Но если национальное единство, основанное на общей приверженности идеям демократии, одержит верх, политический климат Турции улучшится, что позволит возобновить переговоры о мире с курдами, продолжить внедрение прогрессивных политических реформ и даст новую надежду на дальнейшую интеграцию с Европой.

И помните: отношение Запада к Турции имеет значение. Западным дипломатам стоит активизировать общение со страной, чтобы обеспечить демократический исход, выгодный как самим туркам, так и Западу.

Демократическая и европейская Турция может стать мостом, по которому в мусульманский мир придут реформы и современность. Отчужденная и авторитарная Турция может вернуть конфликты и противостояние на восточные границы Европы. То, что произойдет в Стамбуле, окажет влияние на всех нас.

Карл Бильдт

Дипломат, бывший министр иностранных дел Швеции

Метки: ЕС, Карл Бильдт, Турция, Эрдоган
Loading...
Loading...