Болевые точки режима Януковича: что показывает асимметричная война Автомайдана

романенкоАвтор: Юрий Романенко

Возможно, сами того не подозревая, автомайдановцы нащупали болевую точку старого режима: низкую мобильность и слабый фокус. Это было хорошо видно во время стычки активистов Автомайдана с бойцами «Беркута» 10 января.

Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в по­литике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политически­ми, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов. Сторонники реформы и улучшений всегда будут одурачиваемы защит­никами старого, пока не поймут, что всякое старое учреждение, как бы дико и гнило оно ни казалось, держится силами тех или иных господствующих классов. А чтобы сломить сопротивление этих классов, есть только одно средство: найти в самом окру­жающем нас обществе, просветить и организовать для борьбы такие силы, которые мо­гут — и по своему общественному положению должны — составить силу, способную смести старое и создать новое. 

В.И. Ленин. Три источника и три составных части марксизма

Вечером 10 января возле Святошинского РОВД произошла стычка между активистами Автомайдана и бойцами спецподразделения «Беркут». Пострадало несколько человек, включая экс-главу МВД Юрия Луценко. В ходе противостояния бойцы «Беркута» были вынуждены снять маски, чтобы попасть в здание РОВД. Это было условие активистов, которые заблокировали три автобуса «беркутовцев».

На следующий день в сети появилось много комментариев этого события. Среди них было много оптимистичных в духе «мы заставили их сдаться».

В связи с этим, несколько тезисов об этой ситуации и, вообще, по политической ситуации в стране:

1) Без приказа «Беркут» вообще ничего не делает. В том числе, без приказа Беркут не снимает маски. Для понимания. У МВД были резервы, чтобы бросить их на митингующих под Святошино. Еще несколько автобусов стояли на Львовской ул. за углом. Но такой задачи никто не ставил.

2) Среди активистов медленно вверх берет радикальная линия и, понятно, потому что их менты прессуют, суды сажают, пока три богатыря каждую неделю зовут на вече, а вечером встречаются с лидерами ПРУ и договариваются, как все слить по-тихому.

3) Это означает, что будет расти влияние средних командиров, которые реально контролируют свои десятки и сотни. Но не имея тактического и стратегического понимания картины, они будут действовать на свое усмотрение на своем участке, а это

4) Повышает уровень неуправляемости ситуацией в условиях пата, что опять-таки подводит к силовым действиям, вопреки желанию парламентской оппозиции и регионалов не идти на эскалацию. Однако..

5) Все стороны (ПРУ и оппозиция) находятся в ситуации, когда они хотят жить в рамках старой модели, а Майдан нет. Власти не могут не реагировать на активность майдановцев, потому что это будет показывать ее слабость. Майдановцы не могут не действовать, потому что их просто некому защищать. Запад болтает с утра до вечера, оппозиция делает тоже самое. Это рано или поздно будет подталкивать власти к более радикальным действиям, если проблема бурлящей массы не рассосется. Учитывая количество конфликтов в стране, она не рассосется и будет продолжать взрываться насилием в тех или иных точках.

6) На прошлой неделе четко проявилась линия по дискредитации Евромайдана в медиа в формате всяких новостей о насилии, болезнях и так далее. Это плюс в подтверждение информации, что власти нацелены утопить Майдан информационно, а потом организационно. Тем более, что поводы реальные есть.

7)Мы видим всплеск активности (насилия), как правило, каждую пятницу, накануне вече. Этот алгоритм в 7-10 дней четко просматривается, начиная с 21 ноября.

Резюме: Власть понимая, что лобовая атака опасна, переходит к типичной тактике позиционной войны, когда враг начинается изматываться множеством мелких ударов (по конкретным активистам) направленных на расшатывание общей позиции (в данном случае Майдан). В свою очередь противная сторона начинает осознавать весь ужас положения, вынуждена сплачиваться или будет разбита. Поэтому курс на кристаллизацию новых организаций, выступающих против режима Януковича в качестве альтернативы парламентской оппозиции начинается вырисовываться все более явственно.

Вторая интересная тенденция. У низовых активистов наметились прорывы (технологические). Автомайдан в сочетании с флэш-моб-мобилизацией твиттером и фейсбуком показал высокую эффективность. Мобильность автомайдана + массовость соцсетей — это нечто новое технологически для украинской политики. Потому что силовики ограничены своими бегемотами-автобусами, а низовые активисты мобильны, подвижны и сфокусированы в конкретной точке.

Парк легковых авто МВД по всей стране составляет 12.700 авто, только в одном Киеве в Автомайдане участвует 1.000 автомобилистов. А ведь этот ресурс МВД не может полностью задействовать против активистов, есть повседневные задачи и работа ГАИ. Поэтому, Автомайдан похоже нащупал болевую точку режима, в противовес статическому блокированию центра традиционным Майданом, с которым режим как-то сжился

Что еще эффективно в формате Автомайдан + Твиттер & Фейс — это возможность гибкой организации. Незачем стоять сутками. Гибко, под определенную задачу, подтягиваются люди которым это удобнее всего. Ресурсы не распыляются. Три сотни человек просто блокируют автобусы с беркутом и все. Ситуация патовая, время играет против них т.к. они статичны (банально нужен сон, пища, вода, курить, туалет, душ).

Очевидно, что эту технологию будут масштабировать на все инициативы, и бить по неожиданным точкам власти. Единственное, что активисты пока не могут поставить ее на поток. А это связано с отсутствием центра принятия решений, который бы согласовывал действия в тактической и стратегической рамке. Такое согласование необходимо, поскольку власть действует в стратегической рамке, потому проигрывая в том или ином месте, обладает возможностью сконцентрировать огромные ресурсы, которых нет у Автомайдана. Впрочем, учитывая динамику, очевидно, что появление такого центра является вопросом времени.

Короче говоря, получается асимметричная война. Автомайдан как авангард, твиттер и фейс как мобилизационный ресурс подтягивания масс, фото и видеофиксация как конкретные инструменты. Силовики опасаются гласности потому что боятся за себя и свои семьи. И это логично, ибо ситуация постепенно раскачивается, не смотря на стабилизацию на макроуровне.

Loading...
Loading...