Анатомия зла

мариновичАвтор: Мирослав Маринович, День

Жестокое нападение пророссийских террористов на проукраинское шествие в Одессе, которое превратило улицы этого красивого города в ужасное побоище, заставляет еще раз задуматься над анатомией зла.

Говорю «еще раз», потому что именно этой теме был посвящен один из круглых столов украинского литературного фестиваля «Язык и насилие», который недавно с успехом прошел в Донецке. И местные его организаторы, и около двух сотен его участников из Донецка и других городов области — это прекрасные светлые люди, которые хотят жить в мирной и успешной Украине.

Однако вместе с тем даже в этом центре доброжелательности, которым стал арт-центр «Изоляция», все чувствовали, что от зла невозможно абстрагироваться. Даже если его вынести за территориальные «скобки», оно все равно подавляет и давит — хотя бы тем, что заставляет ставить перед собой экзистенциальные вопросы.

Как распознать зло? Как вовремя обнаружить его и не попасть в его сети?

Задача непростая — еще со времен несравненной героини древнекиевских сказок, Бабы-яги, которая с легкостью могла  превратиться и в роскошную яблоньку с обманчиво вкусными плодами, и в родниковый колодец с прохладной, но ядовитой водицей.

Сатана во всем подражает Богу, беря себе в качестве образца созданные Им формы, однако радикально подменяя их божественную суть. И даже Святой Троице противостоит триединство определяющих проявлений зла: Ненависти, Лицемерия и Насилия. Ни одно из них не бывает в единственном числе — они также «не слиты и нераздельны». По каждому из них можно распознать двух других.

Новейшей иллюстрацией этого триединства является режим Путина. Дважды его победоносно одолевал Майдан, но самодержец России не видел в этом  предостерегающего знака Провидения. Он воспринимал это как унижение, которое нужно любой ценой наказать. Ведь если альфа-самец допустит, чтобы соперник одержал над ним победу, он потеряет право на лидерство. Так поселилась в Путине Ненависть к Майдану и Украине — черная, безудержная, лютая.

Характерным является комментарий одного фейсбуковца-донетчанина: «После последних событий [бойни в Донецке] я поверил, что Россия действительно всегда хотела уничтожить украинскую нацию, как утверждают украинские националисты.

Каюсь, прежде я сомневался в этом. Я не считал Голодомор геноцидом украинцев, хотя и понимал, почему Ющенко напирает именно на такой версии. Я всегда занимал более умеренную позицию по отношению к России, чем украинские националисты. Но теперь — спасибо за урок — я понял, что ошибался».

С Ненавистью пришло Лицемерие — циничное и безоглядное. Путинская индустрия лжи ошеломляет своей дикостью и в то же время продуманностью. Ее влияние безумно разрушительное, ее размах поистине апокалиптический. Дать равносильный отпор ей невозможно, иначе уподобишься этой инкарнации Сатаны.

Снова процитирую человека, который является далеким от украинского националистического восприятия: «Да, мощность пропаганды (как и степень ее лживости) достигла невиданных ранее масштабов. Даже в начале второй чеченской войны или  «принуждения Грузии к миру» не наблюдалось ничего подобного. И все же восприимчивость к пропаганде — притом что не трудно найти в сети альтернативную информацию — симптом очень серьезной болезни общества» (Виктор Шендерович).

К Ненависти и Лицемерию поспешило присоединиться Насилие — также с большой буквы, потому что оно не менее наглое, злорадное и демонстративное. Миролюбие соперника оно воспринимает как слабость, предложение диалога — как повод «развести их как котят». Это — насилие, возведенное в принцип, и оно предлагает себя в качестве новой доктрины ХХІ века. Оно является наследником усама-бен-ладеновского терроризма, поскольку заимствует у него главный прием: поразить воображение, парализовать его безоглядностью жестокости.

Как может такая триединая мерзость зла пленить народ Толстого, Чехова и Достоевского? Так ли, как пленила когда-то народ Гегеля, Гете и Гейне?

Начало этого пути кажется абсолютно невинным, потому что люди редко когда признаются себе, что откровенно хотят зла.

Впадая в праведный гнев, нам нужно быть осмотрительными. Ведь он обернется ненавистью, за которой в наши души придут лицемерие и насилие. Они же и покончат с нашей моральной правотой.

Нужно бояться лжи ради временного выигрыша или спасения. Иначе можно возненавидеть тех, кто нас будет разоблачать, и отомстить им насилием. Это будет началом нашего конца.

Пусть не завораживает нас кажущаяся эффективность насилия. Его будут сопровождать ненависть и лицемерие, которые сведут завоеванную победу на нет.

Да, все эти христианские максимы давно известны. Но они — «камень, который отвергли строители, хотя в действительности он является камнем краеугольным».

За последние полгода мы стали свидетелями невероятно ускоренного неистовства зла: ни одна нормальная психика не способна адаптироваться к нему. Именно от этого — наши недоспанные ночи, отчаяние и неврозы — вплоть до стремления самосуда. Наша беда в том, что мы с вами не в кинотеатре и не в иллюзионе, а в реальных полевых условиях Армагеддона.

Однако зло низвергается не столько от меча правды, сколько от груза собственной вины. Вспомним лишь, как на глазах пораженного мира рассыпался Советский Союз. Будущее падение новейшей «империи зла» будет таким же молниеносным, как нынешнее ее наступление.

Небо ускоряет события, чтобы мы наконец познали его законы.

Метки: война
Loading...
Loading...