Триморье: почему в этот региональный проект пока не зовут Украину

17−18 сентября в Бухаресте состоялся третий саммит Инициативы трех морей (Триморья) — своеобразной политической платформы для 12 стран — членов ЕС, расположенных между Адриатическим, Балтийским и Черным морями. Для Украины, долгое время пытавшейся играть активную роль в Балто-Черноморском регионе, это событие оказалось тестированием геополитических перспектив и возможностей выступать инициативным игроком на региональном уровне.

Мы склонны переоценивать политическую составляющую многих международных процессов, особенно в Восточной Европе. Нам кажется, что российская угроза воспринимается или должна восприниматься в странах региона так же остро, как она воспринимается нами, то есть как непосредственная угроза государственности и независимости. Более того, нам хочется для дополнительной защиты стать частью какой-нибудь коалиции, в которой, конечно, не будет России. Теоретически это верное стремление, и искать союзников слабой стороне асимметричного конфликта нужно особенно активно.

С другой стороны, есть реалии региона, и среди них — членство в НАТО и ЕС подавляющего большинства стран. НАТО — лучшая защита от российской угрозы, и члены Альянса никогда не будут воспринимать ее настолько остро, как страны, которые в нем не состоят. Реалистичная оценка стремлений наших соседей и понимание места Украины в системе безопасности и экономики и будет надежной основой для нашей региональной внешней политики.

На предыдущем саммите Триморья в Варшаве в июле 2017 года появился президент Соединенных Штатов Дональд Трамп. После этого инициатива в глазах многих сразу же приобрела политический оттенок. Ее стали рассматривать как противовес то России, то Германии или, во всяком случае, как инструмент большой американской стратегии.

Тогда в Украине, где много разговоров о разных формах и конфигурациях сотрудничества с Восточной Европой, возникло недоумение, почему нет Украины среди стран — членов Триморья. Простой ответ лежит на поверхности: в инициативе принимают участие только члены ЕС. Более сложный — Украина пока не способна предложить достаточную добавленную стоимость для участия в таких многосторонних проектах. Почему? Для ответа на этот вопрос нужно чуть глубже посмотреть на характер сотрудничества в Триморье.

 

Мы склонны видеть почти в любом событии или проекте политический подтекст: руку Москвы или нечто подобное. В то же время эпиграфом к материалам третьего саммита стали слова президента Румынии Клауса Йоханниса о потребности 12 стран-участниц достичь сближения с экономиками западной части ЕС.

Триморье — прежде всего экономический проект. Его участники хотят более высоких темпов развития экономики. Для этого основная ставка делается на развитие инфраструктуры, энергетики и цифровой взаимосвязанности, что в перспективе должно приблизить уровень жизни в Восточной Европе к уровню жизни в Западной.

 

Как видим, геополитики тут немного. Зато много прагматичных интересов таких стран, как Венгрия, Австрия или Чехия — готовых к диалогам с Россией, или как Румыния и Словакия — конкурирующих за статус энергетических хабов в регионе. Здесь же и наши соседи — Венгрия, Румыния, Польша, отношения с которыми в последнее время далеки от безоблачных.

Было бы правильнее воспринимать Триморье не как инспирированную Вашингтоном антироссийскую коалицию и одновременно противовес оси Берлин — Париж, а как объединение по стратегическим интересам между широкой группой стран — членов ЕС. Эти стратегические интересы не всегда будут совпадать с нашими. Следовательно, перспектива регионального лидерства Украины с нашим уровнем экономики снимается с повестки дня.

Президент Румынии Клаус Йоханнис говорил на саммите Триморья о потребности стран-участниц достичь уровня экономик стран Западной ЕвропыПрезидент Румынии Клаус Йоханнис говорил на саммите Триморья о потребности стран-участниц достичь уровня экономик стран Западной Европы

Какие выводы можно извлечь из саммита Триморья в Бухаресте, а также из других подобных инициатив?

 

Во-первых, нам нужно становиться богаче. Только высокие темпы экономического роста, желательно около 10% в год, способны создать спрос на Украину в любых региональных проектах. Рост экономики для нас сегодня куда важнее даже пресловутой борьбы с коррупцией.

 

Во-вторых, нужно улучшать отношения с соседями. Конфликт в острой фазе с Венгрией, исторические споры с Польшей, которые обещают затянуться на долгие годы, периодические разногласия с Румынией могут обернуться для нас не только замедлением сближения с НАТО и ЕС (тут без того существуют препятствия посерьезнее), но и исключением из перспективных региональных проектов.

 

В-третьих, не для всех стран вопросы безопасности стоят настолько остро, как для Украины. Для целого ряда государств есть дела поважнее, например энергетика или торговля. Их не переубедить лозунгами, предостережениями или обвинениями. Нужно искать новые аргументы. То же самое, кстати, касается и диалога со странами Западной Европы, например по вопросу «Северного потока-2».

 

Да, в Восточной Европе существуют основания для конфликтов, но есть и перспективы долговременного сотрудничества. Украине, чтобы не застрять надолго в «серой зоне» безопасности, нужно это учитывать.

Николай Капитоненко

Международный центр перспективных исследований

Realist

Loading...
Loading...