10 вызовов для Украины, которые надо помнить, говоря о «развале России»

Министр иностранных дел Украины В. Пристайко в интервью РБК затронул тему возможных проблем России. Среди прочего он сказал, «мы не можем планировать свою деятельность на основе того, что сейчас развалится Россия. Мы ставим перед собой более прагматичные цели. Мы хотим достичь мира намного раньше» и, чуть позже, добавил: «Нам бы не хотелось, чтобы это случилось возле наших границ, чтобы такая большая страна разбежалась в разные стороны, создавая нам ещё больше проблем. Но наш интерес — первый, а что будет происходить в самой России — это уже потом». Часть СМИ среагировала на возможность выйти с кричащим заголовком. Пошла волна «Пристайко заявил, что развал РФ создаст больше проблем Украине». Часть патриотически настроенных читателей, склонных читать (извините за тавтологию) длинные тексты в пределах названия и первых двух абзацев, зашлась в справедливом возмущении — вот она «зрада» в чистом виде.

 

Меня же, признаться, немного напрягла часть цитаты, которую оппоненты существующей власти могут воспринять положительно: » Но наш интерес — первый, а что будет происходить в самой России — это уже потом». Пристайко прав в том, что во главе угла стоят украинские интересы. Но надо учитывать, что реализация наших планов невозможна без анализа событий, которые развиваются вокруг Украины. Более того, в идеале, реализация наших планов возможна потому что события вокруг нас развиваются, в том числе, и по нашим сценариям.

 

И, если уж говорить в логике тезисов «развала России», стоит, как минимум, планировать собственные действия сразу по многим направлениям. В одном из комментариев в ФБ автор заочно полемизировал с министром «Развал России создаст проблемы? Назовите хотя бы десять». Забавная подача, которая заставила меня на скорую руку написать краткий список из 10 направлений, которые сегодня являются для нас проблемами, в случае распада России. Естественно, он не полон — это так, в качестве «разминки для ума». А тем, кто лениться читать, могут посмотреть видео обзора.

 

Итак, вызовы.

 

Начну, пожалуй, с наших внутренних дел. С экономики и политической ситуации в Украине.

 

Ядерная энергетика. Пока замещение топливных элементов на украинских АЭС не достигло даже 60% Это является проблемой сегодня. Но проблема может быть решена при наличии государственной политики: выбрать альтернативного поставщика (уже есть), решить вопрос с модернизацией реакторов (на что нужны деньги), реализовать программу. Это на краткосрочную перспективу. На долгосрочную: решить вопрос с обогащением урана на своей территории (тут многие даже наши западные партнёры пока против), получить технологии и право производства топливных элементов, наладить выпуск на своей же территории. Это долгосрочная программа на 4-5 лет, которая включает как дипломатическую, так и экономическую составляющую.

Газ. Проблема в том, что газовые месторождения находятся далеко от украинской границы. Можно иметь ГТС, но не иметь там газа. Сегодня Украина покупает в Словакии газ, добытый на территории РФ. Если будут проблемы с транзитом, объёмов в Словакии так же не будет. ЕС найдёт ресурсы в Норвегии, Дании, Британии, Северной Африке, Турции, в конце концов за счёт доставки сжиженного газа из США. Вопрос где будет брать газ Украина. Точнее, не только где, но и по каким ценам. Проблема решается развитием собственной добычи, но тут вспоминаем о необходимости изменения кучи законов и о необходимости забыть о сказке «дешёвый украинский газ для населения». В краткосрочной перспективе можно думать о LNG, но тут вопрос упирается в переговоры с Турцией о пропуске танкеров через проливы с нужной интенсивностью и о такой мелочи как контракты на объёмы газа на внешних рынках. Всё это надо делать, но скорость процессов — от 2-3 лет.

Нефть и нефтепродукты. Та же проблема, но с учётом, что и беларуское, венгерское и польское направления так же просядут в объёмах — потому что сырьё для НПЗ этих стран в массе своей российское. Где брать — тут Украина демонстрирует удивительную пассивность. Теоретически, за год можно выйти на альтернативные источники поставок (не обращая внимания на цену). За 3-5 лет на создание собственной системы, которая может быть альтернативной российской и, кстати, приближать время наступления проблем для страны-агрессора. Но для того, чтобы увидеть проблемы через 5 лет, начинать работать надо уже сегодня.

Рынок. Как бы там ни было, но РФ сегодня является крупнейшим торговым партнёром Украины (если считать по странам). Развал России — это обвал рынка сбыта объёмом в 3,65 млрд долларов только на российском направлении. Но, вероятнее всего, просядет торговля и с другими государствами, так или иначе связанными с российской экономикой. Это уменьшение экспорта в Беларусь (в 2018 — 1,3 млрд), Казахстан (360 млн), Грузию (469 млн), Литву (360 млн), Молдову (769 млн), Латвию (290 млн). То есть суммарно Украинский экспорт в перечисленные страны может «сдуться» на 40-50%, как минимум. То есть мы теряем до 3 — 3,5 млрд долларов внешнеторговых поступлений. А это тоже политика государства. В частности, выход на альтернативные рынки. Например, Африка, Азия, Ближний Восток — регионы, на которые мы сегодня не обращаем внимания. То есть, если рассчитывать на проблемы РФ, необходимо проводить политику, направленную на то, чтобы данные проблемы не затронули твою экономику.

Логистика. Мы привыкли говорить о транзитном потенциале страны, забывая, что большинство проходящих через территорию Украины транспортных коридоров имеют направление «запад-восток». И если на восточных границах нестабильность, если нет гарантий безопасной перевалки грузов, транспортные коридоры развиваются на других направлениях. Так, например, мы уже потеряли основную ветку сухопутного «шёлкового пути». Варианты действий — анализ системы доставки грузов, перспективных направлений и создание необходимой инфраструктуры. Например, мы много говорим о потенциале направления Север-Юг. Но достаточно посмотреть на карту автомобильных и железных дорог, чтобы понять, что сегодня это, в массе своей, разговоры. Необходимы действия, начиная от запуска нормального судоходства по Днепру, заканчивая развитием сети железных и автомобильных дорог Украины. Привлечение на свою территорию грузовых потоков.

Замечу, что я сознательно не упоминаю о Донбассе и Крыме. Но, советую задуматься: в случае дестабилизации РФ, где будет спокойней российским наёмникам и российские солдаты (в том числе с семьями): в регионе (Донбасс, Крым) который они контролируют, либо в зоне нестабильности?

 

Следующий блок — геополитика

Здесь есть несколько проблем, которые необходимо, как минимум, просчитывать. В частности:

Оружие массового поражения. Ядерный арсенал в руках сразу нескольких сопредельных государств с непредсказуемым режимом — это проблема политики, проблема безопасности, проблема столкновения интересов глобальных игроков. В таком случае ключевым становится вопрос нашей политики, а именно балансирования интересов ЕС (как целого, так и интересов Германии, Франции, Восточноевропейских стран), США, а так же Китая и, возможно, Индии как новых глобальных игроков. Из данного набора у нас пока есть закреплённый в Конституции «курс на ЕС и НАТО», проблемы в США, отсутствие мощной китайского и индийского векторов внешней политики.

Акватория Чёрного моря, роль Турции и Румынии. Турция уже сегодня де-факто является региональной супердержавой. Исчезновение России как игрока в черноморском бассейне приведёт к переделу сфер влияния. И тут мы сталкиваемся с турецкой политикой в отношении Крыма и крымских татар. Она никоим образом не скоординирована с политикой Киева. Возникает вероятность столкновения интересов по данному направлению. Вторая зона турбулентности — контроль над нефтяными месторождениями на северо-западе акватории Чёрного моря — тут стоит обратить внимание на Румынию. В обоих случаях мы можем «удержать своё» при грамотной политике связывания интересов других игроков двухсторонними договорами и развитием потенциала собственных ВМС. С последним, пока, всё сложно.

Рост нестабильности вокруг наших границ. Наименее пугающие вызовы, учитывая историю войны на Донбассе и аннексии Крыма. Однако, необходимо быть готовыми к проактивной позиции на северо-востоке и востоке своей территории.

Рост экстремизма и развитие террористических группировок. В случае распада РФ возникает реальная опасность возобновления конфликтов в национальных республиках России. Это более чем вероятно на фоне экономического кризиса, развития экстремистских течений. Это отдельная тема, которая пока не прорабатывалась на уровне МИД и украинских силовиков. А зря.

Западная граница. Исчезновение РФ как единого целого равно как и нестабильность в России заставит наших соседей по другому взглянуть на проблему безопасности собственных границ. Украина как буфер будет нужна, но одно дело буфер между тобой и мощным игроком, другое — между тобой и простой зоной турбулентности. Во втором варианте усиливается желание укрепить собственные границы. Не только с точки зрения потенциала силовых структур, но и в гуманитарной сфере, создать такие себе «мини-буферы» из лояльного населения вдоль собственных границ. И тут вопрос к тому, насколько государство Украина контролирует собственные территории и может выполнять хотя бы базовые функции: арбитраж, безопасность и создание условий для развития территорий. В сфере внешней политики вопрос стоит в закрытии конфликтов с соседями на западном направлении и выходе с ними на новый режим сотрудничества, который сделает невыгодной разработку и реализацию конфликтных сценариев отношений с нашей страной.

 

Выводы

Ещё раз внимательно перечитаем эти пункты. Это вызовы, но это не приговор. Всё перечисленное в той или иной тональности поднималось в украинских СМИ. Сведение тезисов в одно может быть воспринято как классическая «зрада». И, что-то мне подсказывает, что часть людей, досмотревших ролик (либо дочитавших текст) до этого места уже успела заявить о продвижении «российской повестки».

 

Но, господа, давайте посмотрим ещё на эти 10 пунктов. Формулировка государственной политики по каждому из них усиливает Украину. Отсутствие политики — делает нас слабее с каждым днём, месяцем, годом. Более того, отсутствие такой политики заставляет наших партнёров задавать себе вопрос «а надо ли нам что-то делать, если украинские элиты сами не хотят заняться своими ключевыми проблемами?»

 

Проще говоря, наличие государственной политики даже по данным направлениям, когда страна становится устойчивой к внешним вызовам, имеет резервы для реагирования на кризисы по разным направлениям, позволяет ставить более амбициозные цели.

 

Не проблема ставить задачу по пересборке России в удобный для нас формат. Цель может быть амбициозная. Но, без механизмов её достижения, без даже попыток действовать по направлению к этой цели, без, в конце концов оценок риска «не приведёт ли демонтаж конструкции к падению обломков тебе на голову», любые такие цели — фантазии ребёнка.

 

Поэтому суть не в том, что сказал Пристайко — он, возможно, неудачно, резюмировал теперешний баланс сил. Суть в том, собираемся ли мы строить усиливать конструкцию под названием «государство Украина» для того, чтобы позволять себе ставить масштабные цели. Или продолжим играться в песочнице, надеясь, что взрослые дяди порешают всё за нас. Просто пора взрослеть.

Игорь ТЫШКЕВИЧ, УКРАИНСКИЙ ИНСТИТУТ БУДУЩЕГО, "ХВИЛЯ"