Цветы для кумира

 

7 марта – не только канун Женского праздника, но и день рождения Андрея Миронова.

В этом году ему исполнилось бы всего 70 лет, а не дожил он до своего юбилея 24 года.

Для жительницы Днепропетровска Зои Савельевны Лев, бывшего геолога, это имя особенно дорого. Для того, чтобы посмотреть игру «баловня судьбы и женщин», как называли Миронова, она, не раз отправлялась в далекую Москву, занимая очередь в кассы театра Сатиры с шести утра. Смотреть пьесы с участием «великолепного Бендера» можно было по нескольку раз, ибо Миронов никогда не повторялся, а каждый раз блестяще импровизировал, на полную катушку реализуя слова из песни своего героя в «12 стульях»: «О, наслаждение ходить по краю, замрите, ангелы, смотрите - я играю».
В одной из таких очередей Зоя Савельевна познакомилась с офицером МВД из Перми Валентиной Николаевной, которая рассказала следующую историю. Как-то она спасла от гибели двоих детей, выдернув их из-под колес мчавшегося поезда, но при этом сильно пострадала сама. В больнице, измученная болями, приготовилась к худшему.  И тогда друзья, памятуя о том, что Андрей Миронов – любимый артист этой женщины, притащили в палату экран с кинопроектором и начали прокручивать фильм «12 стульев». И произошло чудо – экранный Миронов вернул умиравшую к жизни. Оказавшись после выздоровления в Москве, женщина отправилась в театр Сатиры и несколько часов прождала артиста в фойе. Ей предлагали оставить букет на вахте, прийти в другой день, но она упорно дожидалась своего. Наконец, репетиция закончилась. Миронову доложили о том, что на входе его ждет поклонница с необычным букетом. Он быстро переоделся и вышел к ней. Валентина Николаевна, замирая от счастья, вручила ему цветы и рассказала о том, как он своим искусством спас ей жизнь. Чем закончилась эта встреча, неизвестно.
И вот в 1986 году Андрей Миронов приехал в Днепропетровск, где один из концертов дал в театре украинской драмы имени Шевченко.
- Концерт был просто потрясающий, - вспоминает Зоя Савельевна, не упустившая случая встретиться с актером в родном городе. - Миронов был сильно нездоров тогда.
Как позже рассказали в Москве знавшие его люди, его тело было обсыпано фурункулами. Он страдал этим недугом с начала 80-х, и нарывы – результат инфекции - то исчезали, то вновь появлялись на его теле. А все беды начались с того, что на натурных съемках фильма «Трое в лодке, не считая собаки» его укусил энцефалитный клещ. Огласке этот факт не предавали, а артист, превозмогая боли, стойко боролся с недугом.
Днепропетровский визит совпал с рецидивом заболевания. Тем не менее, на сцене украинского театра Миронов работал, как обычно, с огромной самоотдачей. Так, что, когда к нему зашли в гримерку, чтобы выразить благодарность и восторг, то увидели, как он выкручивал над умывальником свою одежду.
Остановился Андрей Александрович в гостинице «Днепропетровск».
- Я дозвонилась в его номер и хотела получить ответ на несколько вопросов, - вспоминает Зоя Савельевна. - Миронов сказал, что, к сожалению, не может это сделать, так как очень занят, и предложил мне приехать в Москву, где обязательно выполнит мою просьбу.
Но, увы, в августе следующего года великого актера уже не стало. 29 августа того же 1987 года, спустя 12 дней после смерти Миронова, Зоя Лев оказалась по турпутевке в Москве. Шел промозглый осенний дождь, словно вместе со всеми рыдало само небо.
- Я купила самые дорогие цветы любимому артисту, - не может забыть она, - и отправилась на Ваганьковское кладбище. Сквозь толпу людей с трудом пробилась к ограде. Прибавила свой букет к горе других цветов на могиле. Еще тут было великое множество стихов – от беспомощно-трогательных любительских до философских профессиональных. Особенно запомнилась строка из стихотворения Роберта Рождественского: «Ах, нам бы чуточку добрее, когда ты жил, любил, страдал…»
Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...