Тень забытого предка

 

280 лет со дня рождения первого екатеринославца – Никиты Коржа

Часто о своих далеких предках мы, жители современной Украины, знаем очень мало.

Тем удивительнее и ценнее становится открытие новых имен, обладатели которых пока никак не увековечены их потомками, хотя они того, безусловно, заслуживают. Один из таких отчасти забытых предков, чья тень наверняка до сих пор витает над Днепропетровском, – Никита Корж.
Точная дата рождения нашего героя – 30 мая 1731 года. Был он уроженцем казацкого поселения Новый Кодак, почти с семилетнего возраста проживал в Запорожской Сечи. В книге «Історія міста Дніпропетровська», вышедшей в 2006 году в издательстве «Грани», рядом с информацией о Лазаре Глобе (даты рождения и смерти которого, кстати, точно не установлены) есть справка и о Никите Леонтьевиче Корже: «Запорожский казак, автор известных мемуаров, где изображены особенности быта, хозяйственной и военной жизни казаков, ход запорожской колонизации Приднепровья (впервые были опубликованы в Одессе в 1842 г.)».
В Запорожскую Сечь Никиту привез его крестный отец – в таком раннем возрасте мальчиков забирали для того, чтобы подготовить их в казацкую старшину. А еще - чтобы передать им особые знания. Когда перспективный юноша проходил первый этап обучения, он мог приступать к более сложным индивидуальным тренингам, которые помогали ему стать настоящим казаком-характерником. Именно такой путь – от джуры (оруженосца) до войскового старшины прошел Никита Корж. И в награду за свои труды, а также благодаря особой одаренности был назначен сечевым знахарем. Кроме того, у последнего запорожского атамана Петра Калнышевского Никита Корж был кухарем и доверенным лицом – так называемым конфидентом.
Вероятно, что Никита Корж, будучи настоящим характерником, хорошо овладел и приемами глубокого гипноза – так называемой оманой. Так, во время атаки российской армией Запорожской Сечи, а затем – ее ликвидации в 1775 году, на глазах у всех военных Корж вывез с территории Сечи все самые ценные вещи. Это были предметы культа из церкви, секретные документы и книги, а главное - сечевая казна. Кроме того, Никита Леонтьевич вывел на волю почти три тысячи запорожцев, выполнив тем самым последнее распоряжение сечевого атамана Петра Калнышевского. Именно об этом пишет в той самой упомянутой выше одесской книге, изданной в 1842 году, архиепископ Гавриил (Розанов). А еще Корж, согласно легендам, владел приемами бесконтактного боя и уникального целительства.
После ликвидации Сечи Никита Леонтьевич вместе с небольшой группой запорожцев поднялся вверх по Днепру и перезимовал на Монастырском острове. А весной перешёл на правый днепровский берег, вместе с отцом и друзьями построил большой дом, в котором поселились тремя семьями. Осели они в слободе под названием Половица. Эти бывшие запорожцы, среди которых был и Лазарь Глоба, фактически и стали первыми жителями Екатеринослава. По некоторым сведениям, само место закладки нашего города - новой «южной столицы» - князю Григорию Потёмкину указал именно Никита Корж. А когда с 1787 года началось интенсивное заселение будущего города, Никита Леонтьевич переселился в зимовник своего крёстного отца, бывшего войскового есаула Я.Качалова. На реке Сухая Сура императрица своим указом отвела ему 10 тысяч десятин запорожской земли. Корж пригласил жителей Нового Кодака и Половицы поселиться на его земле, «взяв сколько поднять сможете», бесплатно и без отбытия повинностей. Так образовались новые «вольные хутора», которые позже стали селом Михайловкой.
В своей усадьбе на берегу Суры Никита Корж разбил большой фруктовый сад, посадил липы и устроил пасеку. В книгах есть сведения о том, что высаживать знаменитые сады Лазарю Глобе (которые теперь стали парками Глобы и им. Шевченко) помогал именно Никита Корж. А еще он занимался целительством, охотно рассказывал истории из жизни и быта запорожцев, которые позже были опубликованы. Был Никита Леонтьевич человеком глубоко верующим, отзывчивым, с отличным чувством юмора.
Юлианна КОКОШКО
А В ЭТО ВРЕМЯ

Однако в то же время его личность и при жизни (в селе Михайловка он прожил почти полвека), и после смерти была окружена неким ореолом таинственности. Среди односельчан ходили упорные слухи о где-то спрятанных сокровищах, которые Корж когда-то вывез из Сечи.
Никита Леонтьевич умер в 1835 году. А ровно через сто лет  сотрудники НКВД варварски вскрыли могилу, рассчитывая найти там запорожское золото. Но обнаружив только массивный золотой крест, энкавэдэшники бросили останки казака прямо на разрытой могиле. Той же ночью их собрал местный священник отец Дмитрий и перезахоронил на старом запорожском кладбище. И хотя спустя время старинное кладбище сровняли с землей, михайловцы смогли найти место захоронения и установить на нем памятный знак.
Однако потомок Никиты Коржа – днепропетровский художник-реставратор, а также потомственный целитель Владимир Корж уверен, что память такого выдающегося человека должна быть увековечена и в самом городе. Сейчас он активно ратует за то, чтобы одна из днепропетровских улиц носила имя Никиты Коржа. Хочется верить, что так и будет!

Loading...
Loading...