Семейные реликвии нашел… на чердаке

 

Трехкомнатная квартира криворожанина Анатолия Безсмольного человеку непосвященному может показаться... музеем.

Как минимум народного творчества, а то и краеведческим – повсюду оригинальные деревянные скульптуры, традиционные предметы быта украинских селян, необычные картины, глиняные глечики с сухими букетами степных цветов и т.д.

Все эти сокровища Анатолий собрал в селах у родственников или... сделал своими руками.
Но главной ценностью своей домашней коллекции он заслуженно считает несколько старинных икон, которые сейчас занимают в квартире почетное место, сияя отреставрированными окладами в обрамлении вышитых рушников. Трудно поверить, что двадцать лет назад Анатолий обнаружил эти иконы, ставшие семейной реликвией, на пыльном чердаке в весьма плачевном состоянии.
- Мы гостили у родственников жены, в маленьком селе под Синельниково, и я по каким-то хозяйственным нуждам полез на чердак, - вспоминает Анатолий Иванович. – И там наверху, среди кучи хлама, вдруг увидел строгие лики святых в варварски раскуроченных окладах...
Спустившись с чердака, он поинтересовался у хозяйки дома - тети своей жены – что это за иконы и нужны ли они ей; ему неожиданно захотелось отреставрировать их, вернув образам первоначальный торжественный вид. 
Недолго думая, тетя Женя отдала мужу племянницы все иконы (тем более, что она толком не помнила, откуда они взялись) и лишь один образ попросила, отреставрировав, вернуть – им родители много лет назад благословили ее под венец.
- Это было начало 90-х, период тотального безденежья, дефицита, я работал в шахте проходчиком-взрывником и не имел никакого отношения к искусству, но эти искалеченные иконы что-то задели в моей душе, - рассказывает Анатолий Безсмольный. – Я вез их домой в переполненном автобусе, в огромном пакете, перевязанном бечевкой, а потом потихоньку начал восстанавливать. Конечно, действовал как любитель, не имел многих необходимых навыков, но работа понемногу продвигалась. 
Когда реставрация завершилась, и иконы заняли свое место в «красном уголке» гостиной, жизнь Анатолия Безсмольного изменилась – он внезапно почувствовал себя художником, вспомнил, как любил рисовать в детстве и юности, достал забытые альбомы, кисти, полузасохшие краски…
- Восстановленные иконы словно благословили меня на творчество и дали новый толчок моему давнему увлечению рисованием, - говорит Анатолий Иванович.
С тех пор Анатолий Безсмольный, геолог по специальности, создал несколько десятков картин – пейзажей, портретов, натюрмортов, абстрактных композиций. У него неоднократно проходили персональные выставки в криворожском историко-краеведческом музее, имя талантливого народного умельца включено в книгу-альбом «Выдающиеся люди Криворожья». А в последнее время энергичный Анатолий Иванович увлекся фотографией. 
- Понимаете, не могу равнодушно пройти мимо чего-то красивого – коряги необычной формы, распустившегося цветка, розового закатного облака, - говорит Безсмольный. - Уверен, немаловажную роль в этом сыграла и моя работа в шахте. После грязи, грохота и темноты, царящей там, начинаешь по-новому смотреть на мир, который встречает тебя наверху, вдвойне ценить все его дары. 
Пожалуй, именно это умение видеть красоту в повседневных вещах и наполнило дом Анатолия Ивановича множеством удивительных, во всяком случае для современной квартиры, предметов. На полке в кухне – треснувший, но все еще яркий расписной глиняный горшок, на стене - колесо от старинной прялки, на столе - две керосиновых лампы: одна уже чистенькая, блестящая – отреставрированная, а другая пока еще пыльная, ржавая, ждет своего часа.
- В свое время подобрал эти никому не нужные «сокровища» во дворах у своих тещи и бабушки, - рассказывает Анатолий. - Поначалу все надо мной смеялись, даже любимая жена Валентина, с которой вместе уже более 30 лет, недовольно ворчала: мол, зачем этот хлам в город тащить… А сейчас смирилась с моим хобби, поняла мой замысел. Ведь все это - наша история, наши корни, и прикосновение к таким вещам дарит ощущение неразрывной связи со своим родом, своими предками, а это – самая большая ценность. 
Ирина КАДЧЕНКО

Loading...
Loading...