Приключения «Луи де Фюнеса» в Днепропетровске

 

Период с 12 февраля по 1 апреля для жителей СНГ особый: именно в это время развертывается действие советского сериала «Семнадцать мгновений весны».

В числе прочих замечательных персонажей, роль Краузе, ведущего пацифистские беседы с пастором Шлагом, исполнил харизматичный актер с амплуа преступника – Владимир Владимирович Кенигсон.

Народный артист не только играл. Именно он стал русским «голосом» Луи де Фюнеса и Жана Габена,  птицы Говорун из «Тайны третьей планеты».
«Кухаркиного сына», родившегося в семье симферопольского адвоката и уборщицы, в 30-х годах судьба привела в Днепропетровск. Он, уже став звездой крымского театра имени Горького, приехал на гастроли в город металлургов, не подозревая о том, что останется тут надолго. Его судьбу решила местная актриса.
В днепропетровском театре (тоже имени Горького) с первых же дней он заприметил женщину сказочной красоты, в которую безумно влюбился. Они вместе играли в спектакле Фридриха Шиллера «Коварство и любовь» (он в роли Фердинанда), и разыгрываемые ими на сцене страсти были самые настоящие. Но родители девушки, увы, были против брака с голодранцем-актером (отец Владимира Владимировича умер еще до революции). Выслушав отказ, Кенигсон не расстроился. И на другой день в буквальном смысле слова украл невесту из театра и отвез в загс. В 1939-м у них  родилась дочь Наталья.
А когда началась Великая Отечественная, днепропетровский театр, как и многие  другие, эвакуировали в Барнаул. Там знаменитый режиссер Камерного театра Александр Таиров пошел смотреть днепропетровский спектакль, увидел талантливого актера с характерной внешностью и пригласил в свою труппу. Так началась большая карьера Кенигсона. Первая же роль в кино – в фильме Михаила Чиаурели «Падение Берлина» (1949), где он сыграл немецкого генерала Ганса Кребса, принесла ему широкую известность и Сталинскую премию.
Впрочем, в Днепропетровске Кенигсон не только влюбился, но и попадал в перипетии, о которых в узких кругах ходили байки. Сам он о себе ничего не рассказывал, не любил интервью. Информация собиралась через внуков, друзей-актеров, чиновников, простых людей. Так, как мне рассказывали, тогдашний секретарь по промышленности Днепропетровского обкома КП(б)У Леонид Брежнев, сходив как-то на спектакль с участием Кенигсона, пришел в такой восторг от его игры, что взял на себя заботу о молодом актере и всячески заступался за него. Это требовалось довольно часто. Кенигсон грешил тем, что вечно опаздывал. Однажды, не успев вовремя на очередную репетицию в днепропетровский театр имени Горького, он заработал выговор, а директор театра решил его уволить. Услышав приговор, Кенигсон, не моргнув глазом, извлек из кармана брюк антикварные часы и что силы шмякнул их оземь, приговаривая: «Это они во всём виноваты, сколько ни заводи – отстают, сволочи». Директор был так шокирован этим поступком (дескать, актер в расстройстве чувств дорогие часы принес в жертву), что свое решение тут же отменил. А перед вечерним спектаклем театральные служащие недосчитались на складе бутафорских часов, сделанных под старину. Оказалось, именно их (а вовсе не свои собственные) Кенигсон расквасил об пол сцены.
Кстати, и украшающий лоб широкий шрам Кенигсон заработал в Днепропетровске, неудачно упав со сцены. А умер в Москве в день рождения своей дочери Натальи, 17 ноября 1986 года.

Loading...
Loading...