Кольцо от Плисецкой – мой талисман

 

Прима-балерина Национальной оперы встретилась с корреспондентом  «ДВ» и ответила на его вопросы           

                         
Побывав недавно в Киеве по своим творческим делам, я встретился  с моими давними приятелями,  несколькими народными артистами Украины. Прима-балерина Национальной оперы Елена Филипьева, которая всего один лишь раз гастролировала в нашем городе, сразу сказала: «Привет, Андрюха! Как дела?».

Я смотрел на балетную звезду и вспоминал о том, что она -  лауреат Конкурса артистов балета (Москва, 1988 год), победительница Международного балетного конкурса «Майя» (1994 год), Международного конкурса современного и классического танца в Нагое, Япония (1996-й, 1999 годы). В 23 года стала народной артисткой Украины, побывала чуть ли не во всех уголках мира. Ведь это о ней Майя Плисецкая сказала, что на территории бывшего СССР и в Европе ей нет равных.
 - Лена,  вы родом из небольшого городка Днепрорудное  Запорожской области. Там вам не поставили случайно памятник?
- Так, Андрей, вы шутите, как всегда,  в своем стиле. Мне памятник не нужен нигде, а вот если бы в Днепрорудном отремонтировали  дороги, остановки, больницы, то я была бы счастлива. Как - никак, а моя родина. Я видела самые отдаленные города в разных странах, и везде есть порядок. А на Украине, особенно в провинции, ситуация просто плачевная.
- Днепрорудное и балет?...
- Мои родители - спортсмены  хотели, чтобы я занималась гимнастикой. Но, как любит рассказывать моя мама, я уже в садике очень любила танцевать. Что такое балет, мы толком не знали, тогда по телевизору спектакли не показывали. Танец  -  понятно, а балет? И поэтому меня отдали в танцевальный кружок при нашем Дворце культуры. Руководитель заметил во мне способности и посоветовал родителям отвезти меня в Киев, поскольку только в столице есть хореографическое училище. Мы с папой узнали, какие экзамены нужно было сдавать, и поехали. Решили: поступлю  - так поступлю, нет  - так нет. Это сейчас уже с малых лет готовятся к поступлению, ищут преподавателей, а в те времена такой практики не было. Киев тогда готовился к Олимпиаде, все гостиницы были на ремонте, и мы еле-еле нашли где поселиться. Конкурс в том году был очень большой  - 22 человека на одно место. Но для меня все сложилось удачно.
- Вы активно заняты в балетном репертуаре Национальной оперы Украины. Но какая партия все же любимая?
- Я не жалуюсь, ибо в нашем театре я станцевала все партии. Но судьбоносная, пожалуй, Жизель. Я ее исполнила на выпускном концерте в 18 лет. Получилось так, что театр уехал на гастроли, а приглашенная балерина не прибыла, и мне нужно было выучить партию за три дня. В итоге это выступление стало решающим в моей актерской карьере. Дело в том, что обычно партия готовится минимум месяц, не говоря уже о том, что танцевать столь сложную роль в юношеском возрасте очень непросто. Мне приятно, что наши столичные балетоманы запомнили ту Жизель. Я думаю, что эта партия послужила толчком к успешной карьере. Вообще   я никогда не вижу зала, но я его чувствую. Не могу этого объяснить, но мы часто с дирижером сходимся в мысли, что сегодня, скажем, не та публика. Такое впечатление, что им раздали билеты, и они равнодушно наблюдают за нашими действиями. Но в принципе публика у нас благодарная и понимающая. 
- Сегодня многие молодые балетные артисты стремятся непременно поступить в труппу зарубежного театра. А вы?
- Приглашений у меня много, но я ведь еще и мама. Моей дочке Лизе уже четыре годика. Я не могу ее оставить одну, ибо Лиза – это самая большая награда в моей жизни. Материнство полностью меня изменило: и внешне, и внутренне. Что же касается  постоянной работы за рубежом,то я знаю следующее. У меня подруга живет и работает в Германии, и я знаю, что они пашут, «как лошади». Если мы после урока в день спектакля можем позволить себе отдохнуть дома, то у них обязательно прогон, все время переходят из зала в зал. Причем случается, что на следующий день нужно танцевать совершенно другую партию. У нас можно проспать, не прийти на класс… У них такое не прощается - сразу укажут на дверь.
- Легендой стал случай, когда  Майя Плисецкая подарила вам бриллиантовое кольцо.
- Майя Михайловна обратила на меня внимание на конкурсе.  Благодаря ей я получила мировую известность. Во всех статьях Майя Михайловна говорила обо мне и Алексее Ратманском. Она нас, киевлян, почему-то полюбила, приглашала меня на гастроли с Русским имперским балетом, на гала-концерты с артистами из “Гранд-Опера”, Большого театра. У меня были такие всемирно известные партнеры, как Патрик Дюпон, Фарух Рузематов… Это, безусловно, подняло мой престиж. И я ей очень благодарна. Когда создавали фильм о Плисецкой, снимали как раз моменты нашей репетиции “Кармен-сюиты”. Родион Щедрин провел репетицию с оркестром. И мои коллеги заметили, что после той репетиции с Майей Михайловной я по-другому стала танцевать Кармен. Она - первая исполнительница партии, и могла передать суть образа как первоисточник.
По поводу  кольца -  это правда. И  было это, как говорят, в приватной обстановке. У нас были очередные гастроли с Русским имперским балетом в Японии. Мы занимались классом на сцене (на сцену выносятся станки). Всегда, когда появлялась Майя Михайловна, мы ее встречали аплодисментами: она всегда была в форме, в бодром настроении. И как-то перед уроком я иду, а Плисецкая стоит за кулисами, останавливает меня со словами: «Леночка, мне бы очень хотелось вам что-то подарить», снимает с руки кольцо с бриллиантом и надевает мне на палец. У меня из глаз сразу брызнули слезы. Это было сделано от всей души.
- Случались ли в турах курьезы?
- На каждых гастролях всегда что-то происходит примечательное: Мексика, Париж, Токио… Удается даже на экскурсиях побывать. Сначала все живо так переживаешь, а потом новые впечатления наслаиваются. Правда, был как-то неординарный случай. Мы выступали в Испании, в пещере Нерха, кажется. Хорошо помню, что посреди сцены был огромный сталактит. Все происходило на большой глубине, дышать нечем, мы все мокрые. Я исполняла партию Жизели, стала в танцевальную позу и вижу, что на меня пикирует летучая мышь, а из образа же нельзя выйти, поджилки трясутся: хоть бы она не села, не укусила...
- Поскольку на пальце вашей Жизели было  кольцо от Плисецкой, мышь не решилась вас укусить?
- А может быть, мыши понравилась музыка Адана! Но я заметила то, что кольцо Майи Михайловны для меня – талисман. Оно придает мне особые силы. Когда-нибудь я тоже подарю начинающей, но очень талантливой балерине кольцо. Пусть кому-то сопутствует удача.
Андрей ТУЛЯНЦЕВ

Loading...
Loading...