Как не перелюбить дитя?

 

Как-то летом, ожидая на улице транспорт, я засмотрелась на воробьев, которые слетелись на брошенные кем-то крошки.

Среди них оказалось немало подросших птенцов, которые суетились возле еды больше других: одни выхватывали крошки у взрослых воробьев, другие подбирали их с земли.

И лишь один воробышек вел себя как-то неадекватно: он стоял среди этого изобилия, распушив перья, и громко пищал. Двое взрослых воробьев сбились с ног, кидая ему в открытый клюв пищу. А он даже не пытался наклониться и подобрать валяющиеся под ногами крошки, хотя по всем признакам был более чем здоров.
Эта картина всплыла в памяти, когда ко мне в гости напросилась давняя знакомая (назовем ее Татьяной) и, рыдая, принялась рассказывать о своей беде.
Как выяснилось, ее взрослая дочь – умница и красавица Яна - потеряла смысл жизни. Потеряла уже давненько – больше двух месяцев, и с той поры ее мучила депрессия. Родители, пытаясь вытащить единственную кровинушку из “сомнамбульного” состояния, прилагали все усилия, но тщетно. Яну ничего не интересовало в жизни. Естественно, за этот период она заметно потеряла в весе, и Татьяна все пыталась накормить ее чем-то вкусненьким, отказывая себе во всем. Я знала, что Яна уже давно нигде не училась и не работала, жила в свое удовольствие.
Она и раньше не горела желанием выполнять какие-то обязанности, даже по дому. Ее богемный образ жизни не предусматривал труд как таковой. Нет, конечно же, она могла поработать месяц-другой, но не более. А зачем? Родители и так все принесут и сделают вместо нее. В их семье так было заведено, что все лучшее - для Яночки.
Хотя Татьяна всю свою жизнь только то и делала, что работала, работала и работала. В ее многодетной семье работа была настоящим спасением – так приучили родители. Она и замуж-то вышла, когда ей было уже за 30. Янку родила в 32 и, помнится, была так счастлива.
- У моей девочки будет все, - любила приговаривать Татьяна, когда мы к ней приходили в гости.- Она-то у меня никогда не будет так пахать, как я.
И претворяла свою идею в жизнь: заглянув к ней на чашку чая, мы с подругами могли застать Татьяну моющей пол, а 15-летняя Яна при этом лежала на диване.
- Пусть отдохнет, - поясняла она нам, - вот подрастет, замуж выйдет – еще наработается.
На просьбы подруг открыть глаза и трезво взглянуть на ситуацию она лишь отмахивалась – говорила, что у них с дочерью полная идиллия и взаимопонимание.
Годы шли. Яна окончила школу – поступила на контракт в вуз, который где-то на втором курсе бросила, заявив, что это совсем не то, чем бы она хотела заниматься в жизни. В поисках нужного вуза прошло еще пару лет – естественно, Яна все это время нигде не училась и не работала. Пока не возроптал глава семьи - папа и не заявил, что отныне дочь должна кормить себя сама, и стал требовать от нее отчета – где была, куда ходила, почему не выполнила его поручение. И тут Яну понесло. Она заявила «предкам», что ей уже 20, что она взрослый человек и вправе сама решать, что ей делать - у нее есть право не отчитываться перед ними.
Такой метаморфозы родители не ожидали.
- Ты знаешь, - плакала на моем плече Татьяна, - я сразу и не нашлась, что ей сказать по этому поводу, а отец выпалил, что у взрослого человека (каковой она себя считает) впереди прав идут обязанности, и первым пунктом там должно значиться – работа на благо семьи. Вот на это заявление Яна и отреагировала депрессией – перестала выходить на улицу, разговаривать с родными – лишь целыми днями лежала на своем диване.
...А у Татьяны наконец-то открылись глаза. Она не могла понять, как же так получилось – ведь всю жизнь хотела только добра дочери, а вырастила непонятно кого – не пригодное ни к работе, ни к учебе существо...

Loading...
Loading...