Если можем рассмеяться – всё не так уж плохо

 

В Днепропетровском театре им.М.Горького состоялась премьера спектакля “Мир дому твоему”

В театральной сфере сегодня так мало спектаклей, о которых можно сказать, что они – достойные. Драматургии, режиссуры, актерского мастерства, зрителя, сцены вообще и в частности. Того, что именуется искусством, нравственностью. Тем интересней премьера Днепропетровского академического театра русской драмы имени Горького “Мир дому твоему” (“Возвращение Тевье”) Шолом-Алейхема.

Образ Тевье-молочника давно волновал душу народного артиста Украины Жана Мельникова. Мне помнится, что о постановке этого спектакля художественный руководитель горьковской труппы мечтал еще в те годы, когда был жив великий скрипач, народный артист Украины Гарри Логвин. Ибо Ж. Мельников хотел поставить “Тевье-молочника” в синтезе с камерным оркестром “Времена года”. 
- Я всегда был и буду поклонником творчества Гарри Логвина, - рассказывает Жан Мельников. Когда он играл на своей неповторимой скрипке, то пела и страдала человеческая душа. Мы обсуждали проект мюзикла “Скрипач на крыше” (музыкальный вариант “Тевье-молочника”), но, к сожалению, из-за преждевременной кончины первой скрипки Днепропетровска акция не состоялась.
- Роль Тевье-молочника играли знаменитые московские и киевские актеры. Вы не опасаетесь сравнений?  
- А пусть сравнивают. Это даже замечательно. Ведь у каждого исполнителя Тевье – свой. У каждого – своя интонация, своя мудрость. И в роли, и в жизни. Меня волнует не сравнение с кем-то, а то, чтобы сверхзадача постановки “Мир дому твоему” проникла в сердца наших современников. Посмотрите любые телевизионные новости: вокруг вражда, люди ненавидят друг друга, в бывших мирных и живописных республиках ведутся бесконечные войны, разрушены здания, жителей выгоняют из их домов. Разве об этом не надо сегодня кричать во все рупоры? Ведь театр должен сегодня не только развлекать, а и учить человека добру и гуманности.
… Среди подсолнухов и тропинок затерялась деревушка. Вот появляется Тевье-молочник со своей телегой и бидонами. Он и мудрец, и балагур, и любящий отец, и хранитель домашнего очага. Жан Мельников играет роль Тевье просто и гениально. У его крестьянина – особые интонации в голосе – всепонимания, доброты, способности помочь ближнему. Его Тевье умен своим ремеслом и своей жизнью, в основе которых – ежедневный труд. В хлеву, на поле, в домашних заботах. 
Смотришь на сцену и непроизвольно ловишь себя на мысли: а ведь спектакль – более, чем актуальный. Ибо сколько таких вот Тевье сегодня живет среди нас. Имеющих русские, украинские, еврейские корни. И точно так же тянущих повозки своих судеб. Ибо сегодняшних Тевье посокращали на заводах, фабриках, в фирмах. И, засучив рукава, дабы не помереть с голоду, они стали огородниками, продавцами и грузчиками на рынках, собирателями уличных бутылок. Поэтому в голосе Жана Мельникова ощущается тихий стон, переходящий в отчаянное рыдание, мольбу. Просьбу к ближним: пожалейте. Не его, молочника, а детей. И своих, и чужих. Не делайте друг другу зло.
В роли жены Тевье – Голды выступает народная артистка Украины Людмила Вершинина. Ее Голда – заботливая и неспокойная. Ей до всего дело. Но за той “колючестью”, которая проступает в некоторых эпизодах, чувствуется материнская любовь к ближнему, переживания о завтрашнем дне. Ибо и здесь, среди подсолнухов и тропинок, люди-труженики мешают тем, кто сеет вокруг зло. Л. Вершинина великолепно владеет голосовой палитрой: от упреков в адрес выпивших мужиков и до нежности по отношению к тем, кто любит друг друга. 
В спектакле удачно дебютирует в роли Урядника новый актер труппы, заслуженный артист Украины Анатолий Дудка. Он гармонично дополняет ансамбль с Тевье и Голдой, раскрывает драму одинокого человека. Его Урядник словно воплощает в себе человеческую совесть и честь мужчины.  
Но в финале появляется уникальная карикатурная пара – Менахем (Андрей Мельников) и его мама (Таисия Кияшко). Эти актеры обладают умением вызвать у зала гомерический хохот. Так что “Мир дому твоему” завершается положительными эмоциями: не все так плохо, если мы можем среди несчастья еще и рассмеяться.
Андрей ТУЛЯНЦЕВ

Loading...