Другая война Никиты Михалкова

 

Первая часть эпопеи Никиты Михалкова «Утомленные солнцем-2» была запущена в прокат в канун 65-летия Великой Победы, а премьера второй состоялась накануне 66-й годовщины.

Никита Михалков сделал то, что и хотел: снял кино о ДРУГОЙ войне. Не о той, к которой мы привыкли.

А как бы с черного хода. В его войне никто не бежит с криками «За Родину» в атаку, не рвет рубаху на груди и не бросается с гранатами под танк. Там умирают тихо и страшно. Все. Кроме, разумеется, главных героев, заговоренных от смерти волей режиссера. В первой части - «Предстоянии» - много предательства. Во второй - «Цитадели» - любви.
И совсем зря некоторые окрестили фильм антирусским, сделанным де, в угоду Европе. Не такой Никита Сергеевич антипатриот и примитив. Просто война в его эпопее показана глазами Котова, его дочери Нади и энкавэдэшника Мити Арсентьева. И мы видим лишь то, что видят они. А что это за герои, дает подсказку название фильма – «утомленные».
Герой Михалкова Котов - бывший легендарный комдив. Пережив ужас лагерей, он ничему не верит и ничему не удивляется, по-настоящему живя лишь в воспоминаниях о прошлом, страстно желая реабилитировать свой статус первого самца. Он и не воюет в привычном смысле этого слова. Ибо не ненависть к немцам, а любопытство и азарт заставляют его менять один штрафбат на другой, отказываясь от перевода в обычные войска. Опасная и страшная игра со смертью – его прибежище от отчаяния. В ракурсе этого ему может видеться всё: например, немецкие танки с парусами, или сцена убийства им, с помощью торта, его главного врага – вампира Сталина. Периодически, словно персонаж знаменитой страшилки Фредди Крюгер, он выщелкивает из надетой на травмированную в застенках НКВД ладонь железной перчатки жуткие лезвия, которыми разит противников.
Такой же мертвец, только с противоположным знаком, и герой Олега Меньшикова. Он в основном молчит, а передвигается, как истукан. Ему тоже ничего не интересно, кроме одного: почему жена Котова и его дочь, обязанные ему своим спасением (правда, после его же доноса), продолжают любить мертвого, как они думают, Котова, а не живого Арсентьева? Этой мелкой досаде он и посвящает свое расследование, пытаясь в разгар войны отыскать противника и разгадать загадку. Для него это тоже игра. И свой взгляд на события. Ему кажется, что все дети – сексоты. Что СМЕРШ возник в 1941-м, а не 1942-м. Что Сталин и Берия в тяжкое военное время тоже исключительно заняты судьбой Котова, потому что только он может возглавить штурм неприступной цитадели.
И прочее. И, наконец, Маруся, жена героя Котова (ее играет уже не Дапкунайте, а Виктория Толстоганова), перебегающая от одного мужчины к другому и не понимающая, чего ей надо, - похожа на переходящее красное знамя, за обладание которым схлестнулись Котов, его бывший приживала Кирик (Владимир Ильин) и Арсентьев.
«Цитадель» - фильм психологический, поэтому искать в нем «историческую правду» незачем. Цели режиссера иные. Показать, что война страшна не только смертями, но и непониманием, обидами, бессмысленностью. Что каждый видит ее по-своему. А снимать фильмы о ней даже спустя 65 лет – тяжело и опасно.

Loading...
Loading...