Дрессировщик медведей спас днепропетровчанку

 

Виктор ШЕМШУР не только обучает сложным трюкам косолапых, но и спасает утопающих

В программе «Звезды России», которая с успехом идет сейчас в Днепропетровском государственном цирке, действительно немало ярких звезд – артистов, которые имеют почетные звания, множество наград на фестивалях и конкурсах. Но имя народного артиста России Виктора Шемшура в этом кругу не затерялось: его аттракцион «Акробаты-вольтижеры с медведями» завершает представление, являясь своеобразным гвоздем программы.

А медведица Тата , которая три раза сама выходит на поклон и прыгает за кулисы на одной ноге,- вообще потрясающая финальная нота! В Днепропетровск Виктор Григорьевич приехал вместе с двумя своими партнерами – жена Лариса по семейным обстоятельствам осталась в Москве. На память о нашем интервью гастролер подарил мне красочный буклет, из которого я узнала, что супруги Шемшур – первые российские артисты, принявшие участие в Международном фестивале циркового искусства в Монте-Карло по личному приглашению князя Монако Ренье III и завоевавших на этом фестивале Гран-при. Кроме того, эти артисты – обладатели Большой золотой медали Парижского цирка «Буглион» и многих других престижных наград. Главная «фишка» их аттракциона – невероятные трюки, которые бурые мишки исполняют на так называемых русских палках. И далеко не всегда на манеже все идет как по маслу: многие днепропетровские зрители заметили, что во время исполнения одного из трюков медведь грубо огрызнулся на своего «воспитателя». После представления мне пришлось какое-то время подождать Виктора Григорьевича: проблемный трюк ему было необходимо повторить вместе с косолапым – дабы непослушание не стало нормой...
- И часто у вас бывают такие внештатные ситуации?
- Да нет -  раз в несколько лет. Просто медведь – это непредсказуемое животное, может напасть, «подсечь» в любой момент. Кроме того, медведь еще и очень хитрый: в данном случае он должен был развернуться и сделать три кульбита, а он сделал только один – и бежать! Знает, что в работе, на глазах у зрителей, я с ним ничего не смогу сделать... На репетиции он такого себе не позволяет!
- А откуда у вас, Виктор Григорьевич, такой интерес к этим животным – вы случайно не из таежных краев родом?
- Нет, я хохол – из Черкасс. В юности хорошо играл на баяне, а еще – в футбол. Но однажды к нам в город приехал цирк - шапито. И я влюбился в этот вид искусства, что трижды поступал в цирковое училище в Москве – конкурс был 400 человек на место! Работать в цирке было очень престижно... А уже после службы в армии выпустился с номером «Акробаты-вольтижеры»* - в нем уже участвовала и моя жена Лариса (она – москвичка). Получили с ней много премий, стали народными артистами России. Но однажды я почувствовал, что мне стало тесно в рамках этого номера: к акробатике захотелось подключить еще и животных. Были задумки по поводу слонов, лошадей – но я был еще достаточно молод, и таких животных мне не доверили... И тогда я всех обхитрил: купил за свой счет медведей – благо, тогда они стоили 60 рублей, а не 3 тысячи долларов, как сейчас. И ни разу не пожалел об этом: ведь медведи – самые талантливые животные. Я с ними – уже 25 лет!
- Сколько же у вас сейчас мишек?
- Шесть. Знаете, я всю жизнь работал с девочками – уж не сочтите меня дамским угодником. Недавно взял двоих мужиков – Чука и Гека – и жалею. Слишком много на них приходится тратить времени и сил! Девочки – гораздо талантливее (это я о медведях, конечно). Едят они все – их рациону позавидовал бы любой житель Украины!
- А как появилась идея использовать в аттракционе русские палки?
- Есть набор традиционных «медвежьих» трюков: езда на велосипедах и мотоциклах, работа с катушкой и проволокой... Повторять их мне было не интересно. Нигде в мире больше нет медведя, который крутил бы пируэт на палке, делал оборот на 180 градусов (а может, и на 360!). На подготовку некоторых из них уходит больше двух лет... При этом обращаться с медведем нужно очень аккуратно – если хочешь, чтобы с тобой все было в порядке. Можно за непослушание пошлепать по попе, но серьезно бить – ни за что. Те дрессировщики, которые это делали, поплатились за свою агрессию здоровьем, а то и жизнью...
- Вы ведь не в первый раз приезжаете в Днепропетровск?
- Да, был у вас четыре года назад. Кстати, хочу обратиться через вашу газету к женщине по имени Инна Ткач: я жду ее на представлении! Когда Инне было 11 лет, я спас ей жизнь: она уже фактически утонула на пляже в Сочи. Я ее заметил и достал со дна с шестого нырка. Девочка оказалась из Днепропетровска, и когда в 2005 году я гастролировал в вашем городе, она пришла на представление вместе со своим мужем – тогда ей было уже 37 лет, она занималась бизнесом... А в этот раз ее пока не было – Инна, отзовись!
- Есть кому продолжать вашу цирковую  династию?
- Только моим партнерам – сын Георгий в цирк не пошел. Он востоковед, прекрасно знает японский язык. И я этому рад, поскольку сегодня отношение власть имущих к цирку – отвратительное. Да, зрители восхищаются, животные не голодают, но сделать большой групповой номер сейчас уже нельзя. Когда я был у вас четыре года назад, со мной работало восемь человек. Где они теперь? В канадском цирке «Дю Солей»! Сказали мне спасибо и уехали туда, где получают сейчас достойную зарплату. К тому же, имена артистов цирка, к сожалению, совершенно не раскручены: хватит пальцев одной руки, чтобы пересчитать тех, кого хорошо знает публика. В отличие от «фанерных» поп-звезд, в которых вкладываются миллионы... Но лично я без манежа просто не могу жить – и без своих медведей, конечно!
Юлианна Кокошко

Loading...
Loading...