Бонни и Клайд оперной сцены

 

1871 год. Лето.

В Екатеринославе гастролирует самый дорогостоящий оперный дуэт Европы – Джованни Марио и Джулия Гризи.

Джованни  и Джулия  были семейной артистической парой. Выдающиеся оперные артисты и красивые люди, они пели всю европейскую теноровую и сопрановую классику. Их обожала даже та часть публики, которая при слове «опера» воротила нос. Гонорары звезд, как говорят, зашкаливали.  Однако Екатеринослав готов был бросить к ногам тенора и дивы все. И вот вокальная семья приехала в наш город. На удивление, супруги отказались от   отеля  и сняли приличный дом. Их прислуга состояла из кучера и горничной.
Екатеринославские меломаны наперебой пересказывали  биографии гастролеров, которые каким-то образом становились известными. Оказалось:  будущий певец родился в городке Кальяри на Сардинии. Он был потомком древнего графского рода. Ему прочили блестящую карьеру, но он стал участником национально-освободительного движения, отказался от семейных титулов и наследства. В итоге  вынужден был  бежать с родной Сардинии, ибо его преследовали жандармы.
В Париже его приютил композитор Джаккомо Мейербер. Здесь Джованни окончил  консерваторию  и под псевдонимом Марио стал выступать на сцене. Успех пришел к нему очень быстро. На гастролях в Лондоне он пел в дуэте  с  итальянской звездой Джулией Гризи.  Она была замужем за графом де Мелей, но, встретив Марио, бросила мужа  и вышла замуж за тенора. Родила двух дочерей.
Такие факты  будоражили умы екатеринославских женщин. Все – от аристократок и до жриц любви, прачек и рыночных торговок  - валом валили послушать итальянского соловья Марио. Он уделял большое внимание культуре сценического костюма  и в партии Герцога («Риголетто» Дж. Верди)  воспроизводил черты подлинного Франциска Первого – исторического и литературного прообраза. Местные художники даже упросили вокалиста попозировать им  именно в этом образе.
Но биография певца интересовала не только поклонниц. Екатеринославская полиция отнеслась к его гастролям с особым интересом. Факт бегства с Сардинии и участия в национально-освободительном движении вызывал  вопрос: не связан ли гастролер с какими-то бунтарскими группировками? Ибо шефу полиции стало известно,  что часть своих гонораров Марио отдавал итальянским карбонариям. К нему периодически приезжали какие-то итальянцы, которые вели себя тихо и уже этим вызывали подозрение.
Под видом некой страстной поклонницы к Марио была подослана  женщина, говорившая на романских языках. Прежде всего она сумела войти в доверие к Джулии Гризи. Рассказала невероятную историю о том, что  имеет итальянские корни, но вынуждена скрываться от полиции в других странах. Очень скоро все, что происходило в снимаемом  гастролерами доме,  становилось в деталях известно шефу екатеринославской полиции. В частности,  то, что посещавшие дом  итальянцы были участниками революционного движения в Италии, и увозили деньги, которые им поставлял  Марио. Шеф полиции пришел в ярость: не хватало еще, чтобы  на екатеринославские деньги содержались итальянские карбонарии! Он готов был отдать приказ об аресте итальянского тенора. Но его остановил такой факт.
В 1870 году Марио и Гризи гастролировали в Петербурге. На премьере «Пророка» Дж. Мейербера присутствовал российский император Николай Первый. По сюжету оперы, гибель самозванца, дерзнувшего возложить на себя корону, показывала, что такая же участь ждет всех, кто посягнет на законную власть. Как всегда, Марио уделял особое внимание костюму и гриму. Корона, надетая на Иоанна, была увенчана крестом. После премьеры Николай Первый пришел за кулисы. Император обратился к Марио с просьбой снять корону. Затем лично отломал крест и вернул корону певцу, сказав при этом, что крест не мог осенять голову мятежника. После этого из уст императора прозвучали слова восхищения талантом певца.
«Пророк» Дж. Мейербера исполнялся и на екатеринославской сцене. Когда шеф полиции и его подчиненные все-таки явились к Марио в гримерку, он встретил их в той самой короне,  которую лично держал в руках   Николай Первый. В руке певца  был тот самый крест. Это были обереги певца, поведавшего незваным гостям данную историю. По всей видимости, полицейские не решились арестовать артиста: мало ли как император мог  воспринять такую ситуацию? Но слежка за каждым шагом Марио и Гризи продолжалась. Итальянские карбонарии  якобы раскусили екатеринославскую шпионку и бросили ее в Днепр. Она громко кричала, но воды Днепра поглотили ее навеки. А сами революционеры уехали в женских нарядах с деньгами певца.  И лишь завершение гастролей успокоило нервы шефа полиции.
Через три года Марио оставил сцену по состоянию здоровья. Он пережил своих двух дочерей и жену и скончался  11 декабря 1883 года в Риме.
Андрей ТУЛЯНЦЕВ, кандидат искусствоведения

Loading...
Loading...