Заграница не поможет

Приезда в Днепропетровск редактора московского журнала «Новый мир» Андрея Василевского ждала пишущая братия не только областного центра, но и Кривого Рога, Желтых Вод и даже Запорожья.

Интересовала прежде всего возможность печататься в толстом журнале русскоязычным писателям, которых еще недавно в Украине в упор не видели.

Поэтому едва редактор закончил чтение стихов «о тщетности бытия» из своей книги «Всё равно», которую он в минувшую пятницу презентовал в музее «Литературное Приднепровье», как посыпались вопросы «не по теме». Василевский ответил на все, причем честно. Не стал врать, что талант всегда пробьется, а признался, что возможность опубликоваться в Москве практически равна нулю: у журнала есть список постоянных авторов, с которыми он работает десятилетиями, а рубрика типа «Проба пера» отсутствует. Поскольку принижает и издание, и автора. Но попытка - не пытка. Я спросила, принимает ли «Новый мир» рукописи в электронном виде, как во всем мире.
- Только бумажном, - отрезал редактор, похоронив этим последнюю надежду. 
Ведь переписку с авторами журналы не ведут. И рукописи назад не отсылают. Значит, каждый раз надо заново платить и за распечатку, и за отсылку заказной бандеролью. И все сии расходы – еще и без надежды на издание. Достоевский бы застрелился. А Пушкин повесился. 
Разочарованная публика никак не могла взять в толк, а что будет, ежели журнал станет печатать новые имена – постоянные авторы побьют редактора? Обидятся и перестанут слать свои творения? Или «Новый мир» сядет в лужу? Оказалось, ни то и ни другое. Если раньше журнал продавался по всему Союзу общим тиражом 400 тысяч, то теперь расходится лишь по подписке. Сколько подписалось, столько номеров и штампуют. Всего около 5 тысяч. Цена каждого - около 200 рублей. 
Вспомнилось о существовавшей в СССР разнарядке, согласно которой каждый журнал обязан был энное количество страниц отдавать новичкам. Таким способом чиновники вели борьбу против кумовства. За это «постоянные авторы» Союз в первую очередь и не любили, ибо он мешал им реализовываться во всю свою мощь. Осенью 1991 года по этому принципу отобрали в «Новый мир» произведения студентов Литинститута, в том числе мою повесть «Элегия по безвозвратно утерянной вещи». Даже аванс выплатили. Но вскоре Союз развалился, и всем новичкам дали под зад. Теперь такой разнарядки нет, редакторы обрели полную свободу, и каждое толстое издание тотчас обросло «своим кругом», как назвала в одноименной повести подобную тусовку Людмила Петрушевская. 
Помнится, в середине 90-х мы вновь заглянули в редакцию «Нового мира», расположенную недалеко от Литинститута (в то время Василевский работал там ответственным секретарем, а десятью годами раньше тоже закончил Литературный, ныне подрабатывая в нем на заочном отделении), а нас с порога отбрили фразой, что журнал уже на 10 лет вперед набит... Ну а теперь, наверное, на все сто. 

Loading...
Loading...