Спевки с Дмитрием Гнатюком

 

28 марта народному артисту Украины Дмитрию Гнатюку исполнилось 85 лет.

Мало кто знает, что обладателю не только мощного баритона, но и импозантной внешности удалось засветиться и в кино: в 1979 году он снялся в картине «Баллада о спорте», повествующей о спартакиаде 1979 года, с Николаем Озеровым в главной роли. Ну и, конечно, есть масса его видеозаписей с песнями («Черемшина», «Рідна мати моя», «Два кольори» и другие).

С именитым певцом мне пришлось столкнуться лицом к лицу, а точнее, голос к голосу. В школьные годы я посещала хор, причем довольно серьезно. Мы много выступали, пропуская занятия, чем очень гордились. Потом лучшие голоса отобрали для сборного хора. Нас стали возить по области - в Магдалиновку, Варваровку, еще куда-то. Это мне не больно нравилось, поскольку в дальних поездках меня укачивало так, что я обретала цвет ранней весенней зелени. 
Как-то перед майскими праздниками нас привезли на телевидение – готовилась программа к Дню Победы, и мы должны были исполнить военную песню - хит Александра Харчикова «Ой Дніпро, Дніпро» - с какой-то эстрадной звездой. День оказался для детских плеч непомерно тяжелым. Руководитель хора с птичьей фамилией раз двадцать поднимал свою палочку, призывая к очередной репетиции. Нас приучали к камерам – куда смотреть, как стоять, как не моргать от мощного света, и, конечно, не чихать и не кашлять. К двум часам мы сильно проголодались, но отпустить ребятишек в магазин никто не решился – вдруг появится солист, а кого-то не будет. Кто приедет, мы не знали. Но по всеобщему волнению догадывались, что кто-то ну уж очень известный. Уже прошли съемки детских пианистов и виолончелистов, был отснят сюжет про одаренного мальчика-композитора, а мы всё маялись. Человек 20. Голодные, как утки-подранки в зимнюю пору. Вначале исполняли песню на четыре голоса, а потом, чтобы не рисковать, басы убрали, и четырех ребят, к нашей зависти, на заказном автобусе отвезли домой. 
И вот, когда мы уже начали разрабатывать план побега со студии, взволнованный худрук крикнул: «Идет!», и в студию вошел человек, которого мы вмиг узнали по шевелюре и широкой улыбке. Его лицо многие годы не сходило с экранов телевизоров, а голос ставили в пример всем солистам. Мы, как нас учили, вытянулись по струнке, словно это был главнокомандующий, и пропели приветствие. С этого момента всё стало развиваться в очень быстром темпе. После двух неполных пропевок с маэстро уже спели на звук. Его голос гремел так, что заглушал весь хор, половина которого (кто не взял с собой еду) находилась на грани голодного обморока. 
И так прочувствованно звучала в его исполнении песня о Днепре (а тут еще юпитеры вокруг подбавляли торжественности), что под слова «Кровь фашистских псов пусть рекой течёт, Враг советский край не возьмёт. Как весенний Днепр, всех врагов сметёт Наша армия, наш народ», я неожиданно разрыдалась. Судорожно. Всхлип. Это был ужас. В тот момент в мою сторону как раз была направлена камера, а у меня – слезы в три ручья, трясущиеся губы. Растерялись все. Слава Богу, что это был заключительный куплет, и Гнатюк завершил его мощной нотой, в которой мой плач потонул, как капля затхлой воды в свежем океане. 
После своей промашки я думала, что меня из хора уволят, но худрук, сверкая глазами от счастья, объявил, что певцу наша выдумка с детским плачем очень понравилась. Он решил, что она была задумана, и во время пения сам слегка прослезился. Ну а я еще долго не могла слушать этот хит без содрогания. Хор же мне все-таки пришлось оставить после неудачной операции на горле, задевшей голосовые связки.

Loading...
Loading...