Пятихатские игры в молчанку

 

В Пятихатках фигурантом истории убийства 80-летней бабушки стал… 10-летний ребенок

Пару месяцев назад мне довелось писать о жутчайшей трагедии в Орджоникидзе.

В этом небольшом городке Днепропетровской области 83-летнюю одинокую, давно знакомую им бабулю хладнокровно, будто играючи, убили подростки, которым едва исполнилось 14 и 12 лет. Пытаясь переварить весь кошмар случившегося, пытаясь понять причины окаменения детских душ, тогда я подумал: а есть ли тот возрастной предел, при котором ребенок пойдет на убийство? Неужели завтра станут участниками таких историй десятилетние дети, а то и детсадовцы?..
Мысли оказались пророческими. «Днепру вечернему» стало известно: в райцентре Днепропетровщины, Пятихатках, убита 80-летняя бабушка, и одним из двух участников этой кошмарной истории стал… 10-летний ребенок. Мы немедленно отправились на место происшествия.
«Секретный» райотдел
Перед выездом все было, как в аналогичных ситуациях: созвонился с местным райотделом милиции, начальник которого Сергей Лесной пообещал встретить и предоставить всю необходимую информацию. Но пятничным утром все эти договоренности полетели в тартарары…
- Начальника нет – уехал в Кривой Рог. Заместителя – тоже, - равнодушно пожимает плечами дежурный райотдела. – Никаких указаний насчет вас не поступало…
Вскоре выясняется, что по странному стечению обстоятельств пятихатский райотдел вообще практически «вымер». На мои попытки узнать хоть какие-то обстоятельства трагедии служивые изображают непонимание: «Да у нас тут три убийства подряд случилось. Что за бабушка, убитая ребенком, - не знаем. И вообще без руководства - никаких комментариев!».
В результате долгих созвонов и переговоров с кем-то до меня снисходит наконец-то инспектор по связям с общественностью Пятихатского РО ГУМВД в области Виктория Мирошниченко.
- Действительно, в наш райотдел милиции позвонил житель улицы Пушкина и сообщил, что обнаружил труп соседки, гражданки Е. 1932 года рождения, - поясняет мне обстоятельства происшествия Виктория. – В результате вскрытия тела погибшей было установлено, что бабушка погибла в результате посттравматического и гиповалемического шока, у нее были многочисленные переломы ребер, закрытая черепно-мозговая травма, разрыв печени. В ходе розыскной работы было выяснено, что к этому происшествию причастен несовершеннолетний ученик пятого класса А. Доставленный в райотдел, он пояснил следующее. Еще за два дня до убийства он вместе с еще одним, знакомым ему жителем Пятихаток, 17-летним, ранее уже судимым за кражи и грабежи И., тайно проникли во двор бабушки и пытались у нее украсть предметы домашней утвари. Но бабушка заметила их и подняла крик, они убежали. Через день они снова забрались в этот двор. Младший подросток (который в этом уголовном деле – подчеркну это особо! – проходит в качестве свидетеля) остался у порога дома. Он видел, как старший И. ударил кулаком в голову бабушку, из-за чего она упала. Потом 17-летний И. зашел в дом и вынес оттуда обогреватель и 120 гривен. На следующий день деньги подростки потратили на личные нужды, а обогреватель разобрали на запчасти и продали на металлолом… Вскоре был задержан и 17-летний И. Он дал признательные показания о том, что проник в дом, нанес неоднократные удары в голову бабушке, похитил обогреватель и деньги. Сейчас И. содержится в ИВС Кривого Рога. Младший подросток, проходящий по делу как свидетель, продолжает жить и учиться в Пятихатках. Встретиться с ними? Это исключено! Это – тайна следствия. Больше я вам не могу ничего сообщить!
Стоило ли ехать за сотню километров от Днепропетровска, чтобы на месте услышать текст официальной сводки, которая и так висит на сайте милицейского главка? Мои попытки узнать у пятихатских милиционеров хоть какие-то «человеческие» штрихи истории: судьба невинно убитой бабушки, подростков, - закончились ничем. В «секретном» райотделе Пятихаток все упиралось во фразу «тайна следствия». Но все-таки у меня есть название улицы, на которой произошла трагедия.
«У всех нас ноги от страха дрожат»
Цивилизация в Пятихатках – это небольшой пятачок, на котором умещаются центральная улица Победы с храмом, школой, органами местной власти. А дальше тянутся пыльные улицы частного сектора. Вот и ул.Пушкина, считающаяся здесь тоже «центровой». Только топать до места трагедии пришлось полчаса. Удивительно: о недавнем убийстве бабушки знают лишь жители десятка соседних домов, живущие дальше лишь непонимающе пожимают плечами: мол, у нас тут и так постоянно грабят и убивают.
- В последние годы ворюги совсем распоясались, милиция на них управу найти не может! – горестно вздыхает Александра Филипповна, живущая в квартале от дома убитой. – Как ночь – так и лазят по дворам обнаглевшие сосунки. У меня воз, два велосипеда и всех кроликов покрали. Я – в милицию, там заявление записали, а на вопрос, кто нас будет защищать, посмеиваются: «Хотите – сами бригады дружинников и создавайте!».
- Да у нас тут у всех ноги от страха постоянно дрожат! – возмущается Людмила Перерва, показывающая мне дом, где и произошла трагедия. – На соседних улицах двух одиноких стариков такие же бандюганы порешили. Каждый дом обворован по нескольку раз. У меня здесь 87-летняя свекровь живет, мне за нее каждую секунду страшно.
Лучше всего погибшую знали супруги Вера Михайловна и Владимир Павлович, живущие напротив.
- Мы ее 18 лет знали, были для нее вроде социальной помощи, - вздыхают они. - Евгения Савельевна звали эту бабушку. Перед тем, как переехать сюда, в дом своих родителей, всю жизнь проработала в коммунальной сфере в Желтых Водах. Не человек, а ангел она была: тихая, всегда приветливая, работящая. Сама, трудяга, и огород возделывала, и курочек выращивала. Одинокой она не была – у нее три сестры живы в Днепропетровске и Кривом Роге, сын и дочь живут в Желтых Водах. Вот только проведывали ее нечасто. А у нее ноги были больные, мы для нее всегда с удовольствием и булочки, и молочко покупали и приносили. Виделись мы с бабушкой Женей и накануне ее убийства. Она как раз попросила купить свежих булочек и посетовала: «Ко мне как раз какие-то пацаны в дом пытались залезть! Всю душу от страха трусит. Я их шугнула – но они могут вернуться». Мы ее как могли успокоили. Она же, словно прощаясь, в тот вечер всех соседей обошла. А под утро мне приснилась. Я еще подумала: к чему бы это?
А тут узнаю, что бабушку Женю ночью как раз и убили…
Рос перекати - полем – вырос убийцей
Обхожу вокруг домика, в котором и случилось убийство беззащитной старушки. От леденящей тишины – словно морозом по коже. Дом закрыт, родственники бабушки Жени (похоронив ее, вернулись в Желтые Воды) его, скорее всего, продадут. Сквозь черные окна виднеется страшный беспорядок в комнате. Соседи подтверждают: когда их как свидетелей допустили на место трагедии, они ужаснулись. Весь скромный скарб бабушки был перевернут-перерыт, на полу вперемешку валялись книжки, одежда. А среди них замерло тщедушное тело посиневшей от побоев бабушки…
- Что этот изверг пытался у нее отыскать? – недоумевают соседи. – Сбережений у нее отродясь не было, бабушка Женя не пила, не курила, вкусностями себя не баловала даже на праздники – все детям отсылала. Пенсия – мизерная. Но сейчас вокруг такие нелюди, что и за сто гривен, получается, задушить могут.
О старшем подростке, жившем на соседней улице Железнякова, никто из жителей этого района слова доброго сказать не может:
- Справедливо говорят, что яблоко от яблони недалеко падает. Игорь рос в неблагополучной семье, где отец и старший брат давно «прописались» в местах заключения, настоящим перекати-полем. Школу бросил лет в двенадцать, в такой же компании бездельников-шалопаев промышлял воровством из домов и дач. Может, эта шайка и порешила нескольких стариков в нашей округе – милиция так концов найти и не может. А года три назад за целую серию краж и грабежей Игоря отправили на зону для малолеток. Вернулся он недавно совсем другим человеком – жестоким, властным. Не изменились только его повадки – жить за счет воровства. Каждую ночь очередной дом в нашем районе обворовывали…
Пятиклассника прячут всем миром?
Ладно, с 17-летним фигурантом этой зловещей истории практически все ясно. Типичный персонаж «трудного подростка», ступившего на скользкую дорожку – сначала воровства, потом циничного гоп-стопа. Апофеозом этих похождений стало убийство старушки, в котором Игорь, похоже, и не думает раскаиваться. Ну, выскочила бабуля на защиту своего дома – огрел он ее пару раз кулаками и табуреткой. И не ведал, что этими ударами бабушку до смерти доведет…
Вот только каким образом в компанию к этому матерому (несмотря на всего 17-летний возраст!) преступнику затесалось десятилетнее дитя?! В розысках этого ребенка я провел в Пятихатках несколько часов. И все-таки на след Антона удалось напасть.
Едва различимо шепча, категорически отказываясь даже имена называть («Вы что – эти уголовники нас сразу порешат!»), соседи рассказывают мне о следующем. Антон – из вполне благополучной семьи. Вот только больше времени он любил проводить не с мамой-папой, а с бабушкой на все той же улице Железнякова.
- Антончику здесь было полное раздолье, - шепчут соседи. – Бабуля подрабатывала, ребенок мог целыми днями гулять. Младшие же всегда тянутся к старшим – в поисках защиты, авторитета, солидности. Так и «задружился» маленький Антоша с только что вышедшим с зоны Игорем. А тому только это и надо – стал таскать малыша на вылазки по домам, оставлял его на стреме.
По данным следствия, Антону отведена роль свидетеля убийства: мол, оставался он у ворот, бабушку вообще не бил. Не имею оснований спорить с этой версией. Но мне очень хотелось понять: что творилось в душе ребенка, почему он с таким удовольствием стал спутником матерого вора в его вылазках? Что чувствовало это дите, когда, по сути, на его глазах убивали беспомощную бабушку?
Увы, все, что имеет отношение к 10-летнему фигуранту этой истории, в Пятихатках постарались спрятать и замолчать. Узнаю адрес на Железнякова, где это дитя проживало с бабушкой. Двор с валящейся на глазах хатой – полон мусора и пуст. Вышедшая на мои крики соседка поясняет:
- Да как только закрутилась эта история, родственники и Антона, и бабушку забрали отсюда и непонятно куда увезли. Прячут их от греха подальше.
О том, как ребенок вляпался в эту историю, должны были бы знать в школе. Ведь не должна была мимо глаз педагогов пройти трансформация личности ребенка. «Дружба» с 17-летним вором-рецидивистом должна была сказаться на его поведении, взглядах, привычках. Прихожу в школу №2, в пятом классе которой учился ребенок. Полчаса пытаюсь разговорить детей, спешащих из школы домой. Услышанным, мягко говоря, поражен: никто ни о каком убийстве бабушки слыхом не слыхивал! Еще большее разочарование ожидает меня в самой школе.
- А у нас сегодня – последний день перед каникулами, и все педагоги уже ушли! – бодро рапортует завуч по учебной работе Ирина Александровна. – Убийство бабушки? Впервые слышу! Антон из 5-го класса? Ничего не могу сказать – в нашей школе 750 детей. Может, что-то могла бы прояснить завуч по воспитательной работе Оксана Владимировна, но она тоже давно ушла.
«Давно ушедшую» завуча вдруг встречаю в вестибюле.
- Без согласия родителей ребенка ничего я не скажу! – отшивает она меня, отказываясь даже назвать фамилию.
Несмотря на все усилия, ничего больше о 10-летнем Антоне мне узнать не удалось: похоже, родители его вывезли куда подальше из города. Какой-то заговор молчания окружает десятилетнего ребенка, вляпавшегося в очень страшную историю. Милиция, педагоги, родные, похоже, делают все возможное, чтобы оградить его от возможных пересудов. Пойдет ли это на пользу ребенку, поможет ли ему осознать, к какой трагедии он имел прямое участие? Или же весь ужас ночи убийства сойдет с него, как с гуся вода? И завтра Антон опять прибьется к сильному покровителю. Ведь этому мальчишке (как и большинству его сверстников) уже понятно, что бал в этом мире правят сила и жестокость. Главное же – не попадаться…
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...