Филологи и нечисть

 

Отправиться в какую-нибудь далекую фольклорную экспедицию, куда не ступала нога человека, – мечта любого филолога.

Однако, все же не такую, в какую режиссер Антон Мегердичев послал своих героев - группу студентов филфака МГУ во главе с седовласым преподавателем - в своем триллере «Темный мир».

Кинокартина лишний раз доказала правоту постулата о том, что любовь всегда сопряжена с преступлением. Не измени жених Марины Леоновой (героини Светланы Ивановой) с однокурсницей, все бы остались живы-здоровы. Марина с горя не убежала бы с влюбленным в нее очкариком в лес, не нашла бы там заброшенную хижину, а в подземелье - мертвую старуху со щитом в руках. И всё бы ничего, да щит, как на грех, оказался святыней, которую тысячу лет ищет колдун с простым именем Саша (его играет актер злодейского имиджа Сергей Угрюмов). В злополучном щите, как думает колдун, заключена душа его казненного отца. А прикосновение к древнему средству защиты дает над нею власть. Ее якобы и получила не подозревающая о том Марина. Сам колдун по совместительству является членом Совета Федерации, а в лес прилетает на вертолете МИН НЕДР – намек, что высасывающая недра российская власть - потусторонняя.
Скоро сказка сказывается, да не скоро сюжет разворачивается. А он, скача по карельским лесам и болотам, вбирает в себя всё, что в силах заглотнуть: детские страшилки, китайские эпосы о летающих воинах (озерные ведьмы-феминистки), «Властелина колец» (магический щит), «Звездные войны». И густо замешивает со славянским фольклором (старушка в заброшенной хате - аналог панночки из «Вия», озерные ведьмы – русалки, Волков - оборотень).
Ожидалось, что филологи справятся с нечистью словом, как им сам Бог велел. Но нет. Потусторонние силы врываются не только в их мир, но и в зрительный зал, инициируя своим появлением формат 3D. А в заэкранном мире – формат кирдык. Правда, герои умирают и возрождаются столько раз, что в смерть перестаешь верить вообще. А кровавые битвы с хореографически отточенными и замедленными па сопровождает такой мелодичный саундрек, что фильм хочется назвать «Очарованием зла». Жаль, что этот слоган задействовал Михаил Козаков.
И, наконец, лес. Однажды, работая пионервожатой в лагере на Орели, я заблудилась в сосновом бору. Было это не на севере, не в тайге, а под нашим родным Могилевом. Там не было ни чертей, ни леших, ни ведьм, но было так страшно остаться в чащобе на ночь, что я бежала, спотыкаясь о переплетенные корневища, и рыдала. И достаточно было шороха в кустах, крика птицы, треска ломающейся ветки, вида растопыренной сухой елки, похожей на человеческое чучело, шуршания  ежика, чтобы волосы на голове начинали нехорошо шевелиться. В уже плотных сумерках я случайно наткнулась на просеку, по ней и вышла. И долго крестилась, стирая со лба холодный пот. А на другой день в лагере узнала, что минувшим вечером недалеко от тех мест, где я бродила, были убиты трое детей – сестра и два брата, возвращавшиеся с автобусной остановки.
С тех пор я восхищаюсь и одновременно невероятно страшусь леса. Как чего-то инфернального, непредсказуемого, дезориентирующего. А вот герои фильма Мегердичева этот страх отнюдь не разделяют. И, собственно говоря, правильно – потому что лес там на самом деле на две трети компьютерный. И это радует.
Сеансы: 11.20, 19.00, 21.00. Цена билета: 60-80 грн. Телефоны: (0562) 31-15-99, (0562) 35-34-33 (автоответчик).

Loading...
Loading...