Жертвенный алтарь войны

 

Горько осознавать, особенно фронтовикам, но накануне Дня Победы в Украине становится недоброй традицией муссировать тему неоправданных жертв Великой Отечественной.

Дескать, воевали два тоталитарных режима и раз международным судом осужден фашизм, то следовало бы осудить и сталинизм.

В вину советскому командованию ставится даже освобождение Киева. Ведь Сталин приказал освободить столицу Украины к 7 ноября, и это якобы привело к неоправданным жертвам. Но в данном случае есть своя логика. Нельзя забывать, что в оккупированном Киеве находились наши мирные граждане. Они видели, как оккупанты, кстати, при помощи их украинских приспешников, провели по улицам тысячи жителей в Бабий Яр. Оккупанты могли это сделать еще не раз, тем более перед отступлением. Поэтому киевляне наверняка молили Бога, чтоб Красная Армия пришла как можно раньше.
Еще утверждают, что наступление наших армий приводило к гибели мирного населения, а это, мол, было негуманно. Но войны изначально - вещь негуманная, и каждая из них – укор человечеству, которое, к своему стыду, никак не может без них обойтись.
Нынешним «историкам» следовало бы вспомнить, что воевали тогда не только Германия и СССР. А наиболее неоправданные жертвы были понесены вовсе не на советско-германском фронте, и при этом, в самом конце войны, что не поддается никакой логике. Например, в течение нескольких десятилетий в Европе, (а не в СССР и не в России) то и дело раздаются призывы придать бомбардировке союзниками древнего города Дрездена статус военного преступления и геноцида в отношении немцев. Немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс и бывший редактор британской газеты «The Times» Саймон Дженкинс не раз требовали сделать это.
Их поддерживает американский журналист и литературный критик Кристофер Хитченс, заявивший, что бомбардировки союзниками многих немецких городов проводились исключительно для того, чтобы экипажи самолётов могли отработать практику бомбометания.
Немецкий историк Йорк Фридрих в своей книге отметил, что бомбардировки городов были военным преступлением, поскольку в последние месяцы войны они не были продиктованы военной необходимостью, а как пишет автор: «…это была абсолютно излишняя в военном смысле бомбардировка».
Число жертв бомбардировки Дрездена, произведенной с 13 по 15 февраля 1945 года, составило от 25 тыс. до 30 тыс. человек (многие источники заявляют о большем числе). Город был разрушен практически полностью, а восстановление его центра длилось около 40 лет.
К тому же, после Дрездена британцы успели разбомбить средневековые города Байройт, Вюрцбург, Зоэст, Ротенбург, Пфорцхайм и Уэльм. Только в Пфорцхайме, где проживали 60 тыс. человек, погибла треть жителей.
Но об этом чудовищном событии, кроме немцев, уже никто из «цивилизованных» стран не вспоминает. Лишь жители Дрездена каждый год 13 февраля поминают сограждан, погибших в огненном смерче.
А возьмите август 1945 года. До окончательной победы над Японией, образно говоря, оставалась буквально пара выстрелов. Союзники общими силами легко бы принудили самураев к капитуляции. Но сегодня некоторые «историки» Второй мировой войны уже забыли, что такое Энола Гей и его «Малыш». Напомним: Энола Гей – название американского бомбардировщика, а «Малыш» - атомная бомба, которая была сброшена на Хиросиму. Три дня спустя, 9 августа 1945, атомную бомбу «Толстяк» сбросили на Нагасаки. Общее количество погибших составило от 90 до 166 тыс. человек в Хиросиме и от 60 до 80 тыс.— в Нагасаки. В их числе и грудные младенцы, и глубокие старики. Оправдать эти жертвы невозможно. К сожалению, человечество такие бомбардировки не предало всеобщему осуждению. Это во многом стало причиной того, что в мире растет количество государств стремящихся завладеть ядерным оружием. К сожалению, уроки войны мы усваиваем плохо. По сей день войны в мире не прекращаются, причем, их необходимость вызывает большие сомнения. А понесенные жертвы оправдать очень сложно, если вообще возможно.

Loading...
Loading...