Высокие цели

 

Днепропетровский турист-экстремал Андрей Филиппенко исходил почти все горы мира

…Кто сказал, что путешествия в экзотические страны – удел лишь богатых людей?

Что отправиться в Сахару или к африканскому племени масаев можно лишь при солидном счете в банке? Житель Днепропетровска Андрей Филиппенко никогда и не стремился стать бизнесменом или банкиром. Он – альпинист и турист-экстремал, в нашей области собравший самую богатую коллекцию посещенных и покоренных экзотических уголков нашей планеты. Индия, Непал и Килиманджаро, Атласские горы в Марокко и Галапагосские острова, горы Южной Америки с легендарным городом индейцев инков Мачу-Пикчу, Эльбрус, Памир и Альпы. Дорога к ним начиналась тридцать лет назад с обычной туристической палатки.
Чтобы отправиться в поход, сдавал… кровь
До двадцати лет Андрей не то что не бредил туризмом – даже в палатке ни разу не жил. Но в горном институте у студентов было принято вести активный образ жизни и записываться в секции. Сокурсники «сватали» его к альпинистам и спелеологам.
- Альпинисты ходили в походы только летом, а вот спелеологи отправлялись в пещеры круглый год, - вспоминает Андрей. – К тому же, меня удивили рассказы бывалых о том, как много красивейших пещер в близком Крыму. Первый же поход на плато Карадагского леса меня потряс – красотой подземного мира, взаимовыручкой ребят и… доступностью такого хобби. Я-то думал, что походы в пещеры и горы – удел избранных.
Экстремальным туризмом Андрей «заболел» на всю оставшуюся жизнь. Правда, скоро горный мир вытянул его из подземелий. Все снаряжение для походов готовили своими руками – самохваты, «карабины», одежду, палатки – и отправлялись в горы Кавказа. После института Филиппенко работал на «закрытом» ДМЗ, а все отпуска проводил в горах Кавказа, Крыма, Памира, Урала, получив в итоге 1-й разряд по альпинизму.
- Когда отпускных дней на походы не хватало, зарабатывал отгулы, сдавая кровь, - с усмешкой вспоминает он. – Врачи сетовали: «Ты ж такой тощий – куда у тебя еще кровь брать?!», и вместо нормативных трехсот граммов выкачивали из меня максимум двести.
Стал первым в Украине
Вскоре его хобби постепенно стало превращаться в профессию и образ жизни. Когда в «оборонке» настали смутные времена, Филиппенко переквалифицировался в промышленного альпиниста. Вместе с такими же верхолазами заделывал швы в высотных домах, ремонтировал заводские трубы, краны в речпортах, облицовывал новострои. Как и на горные вершины, забираться на высотные конструкции страшно было лишь  в первый раз – а потом, по словам Андрея, просто веришь в снаряжение.
Крутой вираж его судьба сделала благодаря давнему приятелю Борису, эмигрировавшему в Израиль. Тот по старой дружбе попросил: своди израильских товарищей на Эльбрус. Походом остались довольны и израильтяне, и Андрей, окупивший свои расходы на поход. Потом появились другие желающие взять его в проводники в горы Кавказа, где Андрей побывал уже больше тридцати раз. В 2000-м году Филиппенко первым в Украине открыл клуб экстремального туризма «Тропа», существующий и поныне. С промышленным альпинизмом пришлось распрощаться – теперь его судьбой стали экстремальные походы. Ими Андрей «заразил» и жену Ольгу, с которой вместе двенадцать лет. Она, концертмейстер нашей консерватории, с мужем исходила Кавказ, Непал, горную Европу. Горами «заболела» и 9-летняя дочь Надя. Правда, в последние два года с семейными походами пришлось взять паузу – еще и двух лет нет младшенькому Пете. Такие путешествия – дорогое удовольствие, поход к подножию Эвереста стоит  две тысячи долларов (а вот за разрешение на подъем на высочайшую гору  Земли уже надо заплатить 11 тысяч у.е.), в горы Южной Америки – 3-4 тысячи. Такими суммами Андрей не располагает. Принцип здесь простой: подбирается группа небедных путешественников-экстремалов, а проводник едет за их счет.
«Автобус» - прицеп к трактору, «маршрутка» - самолет
Первое дальнее путешествие, в которое отправился Андрей, было в Гималаи, в Непал. В этой горной стране поражает буквально все. Приюты для альпинистов созданы в каждом поселке, вход в них украшают монументальные арки типа Триумфальной в Париже. А за аркой – свой замкнутый мир. На высоте трех километров на крошечных метровых террасах непальцы выращивают свою главную пищу, рис. На склонах гор пасутся кочующие стада коз и яков – вот вам молоко, творог и мясо. В древние храмы может зайти любой желающий.  Туристическим автобусом здесь чаще всего становится прицепной вагончик к трактору, а вот «маршрутками» называют крошечные, на десяток пассажиров, самолетики.
- Но больше всего меня в Индии и Непале поразила даже не красота горных цепей и природы, а открытость, доброжелательность местных людей, - вспоминает Андрей. – Непальцы всегда улыбчивы, доброжелательны, их дом всегда открыт для гостей. В Африке на каждом шагу слышишь «Гони типсы (чаевые)!», в Непале же каждый – твой друг.
Масайский танцор чуть не умер от стыда
А вот доступная для туристов Африка (Андрей побывал в Кении, Танзании и на высочайшей вершине «черного континента», - горе Килиманджаро) пропитана духом практицизма и чистогана. Стремясь содрать с приезжих как можно больше денег, группе из семи человек навязывают аж два десятка сопровождающих. Они, конечно, выполняют всю черновую работу, но при этом турист становится похож на куклу-марионетку. Проход к Килиманджаро – только по тропе, шаг влево-вправо приравнивается к побегу. Посмотреть на стада экзотических животных в национальном парке Нгора-Гора – только из бронированного джипа. Показухой являются и масайские деревни, куда возят туристов.
- Платишь 20 долларов – и смотришь шоу с танцами-плясками, - рассказывает Филиппенко. – Предлагают из свежей раны на теле коровы испить по масайским обычаям свежей крови – я не захотел. А вот во время плясок поневоле произвел фурор. Ритуальный танец масаев заключается в вертикальных прыжках воинов. Я не удержался, попрыгал вместе с ними – и оказалось, что стал первым белым, кто перепрыгал в высоту всех! Главный их танцор чуть не умер со стыда!
…Сколько бы стран и континентов ни покорил Андрей Филиппенко, всегда найдется, о чем мечтать. Именно с мечты – впервые в жизни увидеть крымские пещеры – тридцать лет назад и начинался его путь к экстремальному туризму. Путь, в котором хобби к путешествиям переросло в профессию, работу. И поэтому Андрей с полным правом может считать себя счастливым человеком.
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...