Всяк должен заниматься своим делом – в этом мудрость жизни

 

Обзор читательской почты «Вечерки». Адрес редакции: г. Днепропетровск, ул. Комсомольская, 57, тел.374-34-23

В последнее время в редакционной почте все реже встречаются письма, в которых читатели рассказывают разные житейские истории.

Об этом всегда интересно читать и размышлять о непредвиденных обстоятельствах, в которых человек выступает главным героем. Авторы писем зачастую выносят на обсуждение политические события, при этом не всегда сдерживают себя в оценках и выражениях.
И своего не чурайтесь
Всегда интересна реакция читателей на публикации в “Днепре вечернем”. Вот какой она была у Владислава МАРГОВЧЕНКО (ул. Гоголя, дом 2 , Днепропетровск):
“С интересом прочитал в в”Днепре вечернем” (№23) итоги круглого стола на тему:
“Насколько значим для нас 80-летний юбилей Днепропетровской области”. Особенно мне понравились выступления на заданную тему общественных деятелей, представителей разных партий. В частности, честными оказались высказывания Сергея Довгаля, председателя областного объединения Всеукраинского общества “Просвіта” им. Т. Шевченко. Его выступление на круглом столе исторически выверено. “Если в 1932-33 годах Днепропетровщина создавалась на костях селян, какой же это праздник? И почему прежние юбилеи - 70 летие и 75-летие не отмечались?”
Известно, что 1932 год был наиболее урожайным – и вдруг голод. Это Сталин дал команду изымать зерно и отправлять его за рубеж. Днепропетровская область пострадала больше, чем другие. Около двух миллионов человек погибли от голода, в том числе дети. Были отданы распоряжения милиции и органам НКВД дежурить на дорогах и вокзалах и возвращать тех, кто хотел бежать. Мало кому удавалось ночью спрятаться в товарняках и бежать в Белоруссию или в Российскую Республику. Но об этом некоторые политические деятели – ни слова.
Очень жаль, что некоторые государственные служащие так и не знают государственного украинского языка, не научились разговаривать по-украински, хотя давно уже занимают видные государственные посты. Хочу закончить письмо словами главного редактора “Вечерки” Ирины Авраменко: “Этот праздник не у всех в душе. Мы даже не знаем своих замечательных людей города - Петра Магро, Александра Мороза...” К этому добавлю: Евгения Вучетича, Михаила Янгеля, Леонида Когана... Нам никак нельзя забывать этих прославленных личностей. Спасибо “Днепру вечернему” за то, что призвал своих читателей голосовать за великих”.
Что нам скажут депутаты?
Неравнодушна к политике и наша читательница КУЛИКОВА (к сожалению, вместо адреса номер почтового ящика а/я 5127, Днепропетровск), приславшая гневное письмо.
“15 февраля небольшая группа людей из местной п/о “Свобода” пикетировала Днепропетровский горсовет с требованием переименовать улицы Косиора, Постышева и другие. Откуда появились националисты? Неужели у нас много их сторонников? Удивило отношение местной власти к требованию пикетчиков. В тот же вечер по 34 каналу ТВ управделами Днепропетровского горсовета и сказал, что это вопрос уже “завис” и будет рассматриваться 29 февраля на сессии горсовета. Как решат депутаты, так и будет. Список новых названий улиц уже есть, а деньги возьмут из бюджета.
У меня вопрос: на каком основании этот вопрос должны решать депутаты?”
Позволю себе автора остановить: на том основании, что народ делегировал своим избранникам такое право. Что касается проблемных вопросов, которых касается автор письма, то они действительно существуют. И необходимость создания приютов для бездомных, и решение проблем относительно техногенных катастроф – все это, безусловно, требует внимания народных избранников. Но давайте уж не столь категорично высказываться, как это делает г-жа Куликова (“Если депутаты проголосуют, то их просто надо будет разогнать”).
Читая письма отца
Зира Антоновна ПИЛИПЕНКО (ул. Калиновая, дом 64, Днепропетровск) – наша постоянная подписчица. К сожалению, почта редко приносит ее письма. Как говорится, пишет редко, да метко. Вот и на этот раз Зира Антоновна рассказала историю, которую изложил в своих блокнотах бывший фронтовик и журналист, ставший на фронте артилеристом, - Антон Данилович Пилипенко.
“Он сражался с немецкими фашистами храбро с первых же дней войны, - пишет автор, - и до последних военных дней 1945-го. Но и в послевоенные годы он не вернулся к мирной и благородной профессии журналиста. Служил в армии, уволился в запас в 1953 году. К сожалению, пошел уже двенадцатый год, как мой отец ушел из жизни. Разбирая архивы отца, я наткнулась на документальный рассказ, который взволновал меня до глубины души.
(Текст публикуем с сокращениями). Осенью 1941-го под натиском превосходящих сил противника наши войска оставили Ростов-на-Дону. Но недолго фашистам суждено было зверствовать в этом городе. Вскоре Ростов был освобожден и гитлеровские вояки бежали, преследуемые воинами советских механизированных частей. В селе Синявка мы получили разрешение на двухчасовой привал. Был лютый мороз. И вот в хату, где грелись командир батареи старший лейтенант Гуренко и я, привели почти совсем закоченевшего фрица. Его обнаружил в колхозном стогу рядовой Сэма.. Посиневший от холода, длинноногий сероглазый пленник, увидев нас, резко выбросил правую руку вперед и чуть слышно произнес: “Гитлер капут!”. Он еще что-то лепетал, но мы его не понимали.
По документам установили часть, в которой пленный воевал, и место призыва. Ему еще не исполнилось даже 17 лет...
После взятия Берлина 544 -й стрелковый полк, в числе других частей и соединений, был брошен на Прагу для подавления частей вермахта, не принявших безоговорочную капитуляцию Германии.
В шести километрах от чехословацкой границы наш полк был остановлен – в Праге другие танковые войска, действуя совместно с чехословацкими патриотами, справились с поставленной задачей. Мы стояли в сосновом бору Верхней Саксонии, в двух километрах от немецкого местечка Цитау. Тут и застало нас известие о подписании Потсдамского соглашения стран -победительниц. Командованию нашей части было поручено донести смысл этого исторического документа до немецкого населения... Я читал газету “Правда”, в которой был опубликован итоговый документ войны...”
Автор рассказывает о том, что мало кто из присутствующих в помещении кирхи понимал русский язык. И тогда на помост поднялся человек и на русском языке отрекомендовался: “Я есть Янц Курт”. Командир полка полковник Артюхин предложил ему спуститься в зал, но Курт не тронулся с места. “Неловкость сгладил солдат Сэма: “Разрази меня Бог, если это не тот немец, которого я вытащил из стога сена” - “Он самый, - в ответ сказал Янц. - Помню, как ты натирал снегом мои руки и уши, а также сунул в карман моей шинели бутерброд с салом.” -”А помните, - обратился ко мне Курт, как я своей зажигалкой дал вам прикурить – ваши спички намокли..”
Им было что вспоминать. Тогда пленника из Синявки направили в штаб фронта. А поскольку парень был несовершеннолетним, его определили в один из совхозов Саратовской области. Там Янц закончил восемь классов и получил две специальности – тракториста и комбайнера и овладел русским языком. Попросив разрешения у советских командиров, он рассказал своим землякам, как его спасали русские люди, как приютили, обогрели теплом и заботой, помогли стать специалистом. “В третьем ряду сидит моя мама, - сказал по-русски Курт и сделал жест в сторону женщины в черном берете. - А папу я больше не увижу никогда, он зарыт в горячих песках Африки...”
“В это время такие, как Курт, уже понимали, кто спас немецкую землю и ее народ от фашизма. Эта история имела продолжение. “А наш Янц пошел на повышение, - сказал мне однажды лейтенант. - Его избрали бургомистром Цитау.”
Удивительное - рядом
У нашего читателя Николая ЧЕРЕПАНОВА (ул. Металлургов, дом 41, Днепропетровск) появилось желание вытащить кое-что из своего скромного багажа наблюдений и сказать о том, что удивительное всегда присутствует рядом с нами.
“Почти год тому назад, в апреле, я находился в стенах больницы №5, что на ул. Братьев Трофимовых. Каких-то пятнадцать – двадцать лет тому назад это лечебное учреждение буквально утопало в зелени деревьев и кустарников. Теперь под напором частных коттеджей территория значительно поубавилась. И все-таки каждое сохранившееся дерево остается островком обитания для птиц и насекомых.
Могу вас заверить, что до сей поры там обитают редко встречаемые сейчас жуки-носороги и жуки-олени. Они вечерами частенько вместе с хрущами залетали к нам в палату “на огонек”. Я старался отыскать место их “посадки”. Поймав, отпускал их на волю. Видимо, сложилась благоприятная среда для их существования – много старых деревьев и еще не разоренных человеком укромных местечек – уголков природы, которые хотелось бы сберечь”.
Лариса Столярова

Loading...
Loading...