Всех — за решетку?

 

О том, как выполняются статьи нового Уголовно-процессуального кодекса Украины, размышляют днепропетровские правозащитники Василий Сухов и Светлана Бразалук.

Когда обсуждался проект нового Уголовно-процессуального кодекса Украины, среди его положительных моментов называли статью 331, согласно которой  суд по ходатайству стороны обвинения  или защиты имеет право своим постановлением избрать меру  пресечения относительно обвиняемого, изменить или отменить ее. Решение этого вопроса  происходит в порядке, предусмотренном статьями УПК Украины.
Другими словами, пока шло следствие, обвиняемого обычно держали весь период до суда в СИЗО. По новому УПК, если нет стопроцентных доказательств вины, то он все это время мог быть на поруках у физического  лица  или находиться под домашним арестом, дать личное обязательство.
Основанием для установления меры пресечения являются наличие  обоснованного подозрения в совершении уголовного преступления, а также  рисков, позволяющих суду считать, что подозреваемый, обвиняемый или осужденный может скрываться от органов досудебного следствия или суда.
Как исполняются статьи нового УПК, можно проследить на примере затянувшегося судебного разбирательства в Новомосковске  по делу так называемых «новомосковских маньяков», обвиняемых Виталия Полуева и Николая Кулебы.
- Днепропетровская правозащитная группа изучила материалы дела, вескость доказательств, личностные данные, - рассказал журналистам глава  этой общественной организации Василий Сухов. - Мы обратили внимание на то, что Николай Кулеба имеет семью, постоянное место жительства, официально трудоустроен, положительно характеризуется теми, кто его знает. Такая же характеристика и у Виталия Полуева, который успешно учился в колледже. Поэтому и сделали  Новомосковскому горрайонному суду заявление о готовности взять Николая Кулебу  на поруки, согласно  статей 177 и178 УПК Украины. При этом указали о своей осведомленности о материалах дела, о семейных, социальных и деловых связях. К тому же суд не располагает убедительными и неопровержимыми доказательствами . Но без всяких объяснений суд отказывается удовлетворить наше заявление.
Тогда возникает вопрос, по каким критериям и на основании каких сведений суд может определить, заслуживает или не заслуживает поручитель доверия закона?     Днепропетровская правозащитная группа состоит из авторитетных профессиональных  юристов  высшей квалификации, в том числе из бывших прокуроров, следователей, адвокатов, и в этом составе  они занимаются правозащитной деятельностью более двух лет, начав свою работу на этом поприще  с комитета по правам человека Общественного совета при Днепропетровской облгосадминистрации. Уж эти люди как никто  понимают свою ответственность перед законом. И если готовы на такой шаг,  это говорит о том, что все продумано до мелочей.
- В том-то и дело, что относительно статьи 180 «Личное поручительство» нет полной четкости, - говорит  заместитель главы правозащитной группы, адвокат  Светлана Бразалук. -  Нет к ней никаких официальных разъяснений или комментариев. И такая неопределенность создает разные мнения. А это значит, что судья на свой вкус выбирает, кому обвиняемого отдать на поруки, а кому отказать, несмотря на то, что правозащитники, казалось бы,  вполне могут рассчитывать на доверие суда. Тем более, что правозащитная группа уже имеет опыт взятия на поруки в  Днепродзержинске, Павлограде, Кривом Роге, Никополе.
Полную версию читайте на cайте www.dv-gazeta.info
Людмила ПАШУК

Loading...
Loading...