Все дальше, дальше сорок пятый

 

Сегодня мы представляем вашем вниманию стихи фронтовика, нашего замечательного земляка, поэта Николая Милаша

Милаш Николай Ильич родился 19 декабря 1925 года в селе Вербовка, под Балаклеей Харьковской области в многодетной семье.

В июле 1941 года после 9-го класса добровольно ушел на фронт. Сначала рыл окопы под Харьковом. В августе 1941-го был зачислен в Харьковское танковое училище, которое закончил в Самарканде.
С декабря 1942 года до конца войны - на фронте. От Северо-Западного фронта и Курской Дуги с танковыми частями дошел до Берлина, где перед имперской канцелярией был в очередной раз тяжело ранен.
Окончил университет марксизма-ленинизма. Имеет высшее юридическое образование. После войны продолжал службу в советских войсках за границей.
Полковник в отставке. Потомок кубанских казаков. Казачий генерал-лейтенант.
Председатель совета ветеранов 1-й Гвардейской танковой армии. Поэт. Стихи начал писать еще в школе, тогда же и печататься. После войны печатался в периодике. Его друзья Сергей Смирнов, Юлия Друнина, Сергей Орлов помогли ему издать первый сборник стихов. С тех пор вышло много книг стихов в различных регионах. Много лет работает над книгой о войне. Отрывки из нее печатались в журнале «Знамя». Соавтор многих коллективных сборников.
Стихи Н. Милаша включены во всеобщую энциклопедическую антологию русской поэзии «Душа России» серии «Золотая библиотека поэзии», Москва, РБП-2004 г.
Член Регионального и Межрегионального союзов писателей, Член Международного сообщества писательских союзов, член Конгресса литераторов Украины.
Лауреат литературных премий, в т.ч. им. «Молодой гвардии». Многие его стихи стали песнями. Подготовил 3-томник избранных произведений. Первый том выходит в этом году ко Дню Победы.
В своем творчестве отстаивает единение братских народов и литератур.
* * *
Боец споткнулся у моста,
Упал ничком в ладонь
    рассвета.
Над ним лишь скорбная
    звезда,
Как догоревшая ракета.

Ему бы славу не избыть,
Она положена по праву -
Мы так привыкли говорить,
Забыв высокий рейтинг
    славы.

Чтоб люди вечно помнили,
Не надо столь высокой
    платы, -
Хотя б могилку скромную,
Где можно матери
    поплакать.

И Память - это навсегда,
И на нее затрат не надо.
Гори же, скорбная звезда!
А может, то душа солдата?

...Но неделима
победа

...Вот я уже и закончил
    войну,
Но не военную службу.
Когда-то оценит мой внук:
Умели ценить мы дружбу!

Еще я долго присягу
    хранил,
Служил, учил и учился.
Друзей и Отчизну
    я не делил -
Хлебом, шинелью делился.
Друзья от Кандалакши
    до Кушки,
От Баргузина до Ельца.
Можно эсминцы делить
    и пушки
Но неделимы сердца!

...Мы не товарищи уж -
    господа,
А я, как и прежде, беден.
Республики делим
    и города...
Но неделима Победа!

Все дальше,
дальше
сорок пятый...

Все дальше, дальше
    сорок пятый...
Отпели ангельские трубы.
В могилах братских спят
    солдаты,
Мои погодки — жизнелюбы.

Над ними вьюги хороводят,
Да молнии ломают копья,
И Млечный Путь, как шлейф
    Господний,
Жемчужные роняет
    хлопья...

...Они не канут
    безвозвратно,
А прорастут цветком
    ромашки,
Травой душистой,
    рутой-мятой,
И луга вышитой рубашкой.

Подумай, друг мой
    и товарищ:
Букет цветов в накрапах
    росных,
Который ты любимой
    даришь, -
Из сорок пятого
    проросший?...

Высоты

Как прыщ на теле —
    бугорок какой-то,
А на «верстовке» значится:
    высотка.
Два дня в нее вгрызались
    танки Койды,
Еще три дня ее долбили
    «сотки».
Но мы-то знали: в огненном
    том шквале
Мы не высотки, а высоты
    брали.

Я воду пил
из речки Шпрее...

Мы шли в атаку прочным
    «клином»,
Горели небо и земля...,
Багровы дали под
    Берлином,
Как марсианские поля.

Размеренным движеньем
    быстрым
Стволам я ход надежный
    дал.
И весь настроенный
    на выстрел,
Откатов едкий дым глотал.

Я взял еще под Вязьмой
    самой
На крест прицела
    под огнем,
Скелет Рейхстага —
    черный замок,
С паучьей свастикой
    на нем.

...Еще дымились крыши,
    арки,
И не умолкнул пушек гул,
Я танкошлемом русской
    марки
Воды из Шпрее
    зачерпнул...

Той юности
не затуманить
далью

Окоп и я. . . А враг - ну вот
    он, близко,
Огнем настильным так нас
    и сечет!
Пружины жмут почти
    пустые диски -
У нас, как дням, патронам
    строгий счет.

Той юности не затуманить
    далью,
И память - то не вешняя
    вода.
Война ушла... Иль мы
    иными стали?
Транжирим дни, а с ними
    и года.

Теперь, когда редеет
    жизни крона.
Заводим с запозданьем
    грусти речь,
Что, как в бою резервные
    патроны,
Мы не умели дни свои
    беречь.

Живу теперь, не допуская
    риска,
Смотрю вперед, всем
    опытом храним,
Все берегу остаток жизни
    диска,
Надежней чтоб
    распорядиться им.

* * *

Нас ломали тысячи стихий,
И, судьба, испытывать
    нас хватит!
Написал я сносные стихи,
Одолел капризы
    сопромата...

Кажется, чего желать еще?
Сталь мы раздробили -
    высшей пробы,
И настил бризантный
    не сечет,
Под огнем не рыть
    уже окопы...

Я кумира не творил
    из слов,
И как такового
    не приемлю...
Если бродит на планете
    зло,
Может рано штык вонзил
    я в землю?..
Вино Победы

О ней все пето-перепето,
Мы песни сами те писали.
Пьянило всех вино Победы -
Так то от радостей, печалей.

Она пришла к нам,
    словно утро,
Как жизни мудрости
    начало,
Солдат ее железных,
    мудрых
И слава-то не всех венчала.

Навечно свята эта дата
На золотом венце
    скрижалей.
Победу добыли солдаты,
Вино вкушали генералы.

Как долго правдой
    половинной
Мы жили, той войны
    солдаты.
Вот потому-то в хмеле
    винном
Какой-то привкус
    горьковатый.
А в нем в избытке труд
    и мудрость,

А в нем традиций добрых
    зовы.
Но все ж казалось
    почему-то:
Оно замешано на крови.

Хрустальный звон вина
    Победы
Планетой плыл призывно
    долго.
О ней все пето-перепето,
Но недосказанностей
    столько...

Loading...
Loading...