Вот вам крестик!

 

Во Львове, Луцке и Черновцах существует специальный праздник – День вышиванки, когда тысячи горожан наряжаются в национальную одежду.

В Днепропетровске такой традиции пока нет, но, тем не менее, вышитые рубашки любят и с удовольствием носят многие  жители города, а дома у некоторых можно даже найти настоящие раритеты – вышиванки, которым уже более ста лет.

Именно такие семейные реликвии – вышитую крестиком постель и сорочку - уже много лет бережно хранит днепропетровчанка Людмила Ровная.
- Вот эту полотняную простыню и две наволочки, вручную вышитые традиционными красно-черными цветами, в начале двадцатого века получила в подарок моя бабушка Агафья, тогда еще совсем девочка, - рассказывает Людмила Ивановна. – Агафья была пятым, предпоследним ребенком в семье, она имела младшую сестренку и четырех старших братьев. Когда один из них женился, невестка неожиданно решила вышить для двух маленьких сестричек мужа по набору постельного белья – так сказать, в приданое. Моей бабушке было тогда лет десять, не больше, но подарок пригодился довольно быстро – замуж она вышла в двадцатилетнем возрасте.
Судьба Агафье Ивановне выпала нелегкая, все в ней было тесно переплетено, как узоры на красно-черной вышивке: и любовь, и печаль, и счастье, и горе. У них с мужем родились тринадцать детей, но выжили только шесть. А в 1932-м году в дом пришла нежданная беда: мужа арестовали как врага народа, и Агафья осталась одна с детьми на руках. Вина мужчины,  работавшего бригадиром полеводческой бригады в колхозе на Полтавщине, состояла лишь в том, что он посеял ячмень не в те сроки, что указал райком…
-  Времена были страшные: голод, бедность, 33-й год, о дедушке никаких известий нет, - рассказывает Людмила Ивановна. – Чтобы прокормить детей, бабушка все, что могла – ценные вещи, золотые и серебряные украшения сдала в Торгсин – объединение по торговле с иностранцами,  где за драгоценности можно было получить продукты. Между собой название этого магазина измученные люди шепотом расшифровывали так: «Товарищи, опасайтесь! Россия гибнет, Сталин  истребляет народ». Но даже в то время, когда продано и выменяно на продовольствие было все – и украшения, и добротная одежда, и пуховые платки, вышитую постель бабушка сберегла, не отдав в чужие руки. Позже она передала ее как приданое моей маме – своей старшей дочери, вышив для нее в том же стиле еще и льняную сорочку – длинную, белоснежную, с пышными рукавами и кружевом ручной работы.
Кстати, известие о судьбе арестованного мужа Агафья Ивановна получила совершенно случайно, спустя лишь несколько лет.
- Бабушкина знакомая, работавшая в тюремном пищеблоке, рассказала ей, что в апреле 33-го года встретила за воротами тюрьмы изможденного вида мужчину, – говорит Людмила Ивановна. -  Он рассказал, что только что освободился: «Вот соберусь с силами и пойду домой, к семье – до моего села отсюда километров восемьдесят». Сердобольная женщина пошла собрать для него хоть что-то из продуктов, а когда вернулась, мужчина был уже мертв. Оказалось, что речь шла о дедушке…
Замуж Агафья Ивановна больше не вышла, воспитывала детей одна. Мама Людмилы Ровной, Мария, как старшая в семье, вынуждена была в 15 лет бросить школу и пойти работать. Замуж она тоже вышла рано, и свое приданое очень берегла: вышитой постелью застилала кровать только по праздникам, да и сорочку лишний раз не надевала.  Наверное, поэтому все вещи перешли по наследству Людмиле Ивановне в очень хорошем состоянии, почти как новые.
- Я, конечно, ни простыню с наволочками, ни сорочку по назначению не использую – они просто хранятся как реликвия, память о моих предках, - рассказывает она. Поскольку дочки у Людмилы Ивановны нет – она родила двух сыновей, вышитое «приданое» она по традиции хочет передать внучке – 24-летней Кате, которой, кроме того,  уже вышила и свадебный рушник.  
- Кстати, внучка тоже очень красиво вышивает – наверное, этот талант у нас в семье передается по наследству…
Ирина Кадченко

Loading...
Loading...