Виктор Черномырдин и Дмитрий Сагайдак. Двойной портрет

 

О людях и событиях, оставивших след в истории страны, рассказывает Леонид Гамольский Тел. (056) 374-34-04

Впервые экс-премьера России В.С.Черномырдина я увидел в июне 1999 года.

Он выступал на первом Всемирном Конгрессе русской прессы, а затем общался с его участниками. На мой вопрос, каким он видит будущее Украины, ответил одним словом: «Хорошим» и добавил: «У меня жена украинка...».
О том, что Виктор Степанович Черномырдин приехал в Киев и готовится к вручению верительных грамот в качестве посла России в Украине, я узнал в начале июня 2001 года не из газет. Его старый приятель Владимир Григорьевич Яцуба рассказал, что с Черномырдиным он познакомился во второй половине 80-х годов, когда работал в ЦК КПСС. «Я вернулся тогда в Москву из длительной командировки в Якутию, - вспоминал Яцуба. - Лишь к вечеру добрался до предоставленной мне квартиры в цековском доме. Усталый, голодный. Вдруг кто-то постучал в дверь. На пороге стоял улыбающийся мужик в спортивном костюме. Это был Черномырдин. Он по-соседски поинтересовался, нет ли у меня сковородки, а узнав, что я, как и он, живу холостяком, пригласил на ужин. Дескать, приехали земляки из Оренбурга, привезли медвежатину...».
Естественно, еще до встречи с президентом Л.Кучмой В.Черномырдин встретился со своим давним приятелем Владимиром Яцубой.
В мае 2001 года В.Г.Яцуба был утвержден государственным секретарем Кабмина Украины. Одновременно он являлся председателем правления международной общественной организации «Землячество Приднепровья». В эту организацию входили известные политики, бизнесмены, деятели литературы и искусства – выходцы из Днепропетровска. Членом «Землячества» был тогда и Л.Д.Кучма. Было решено издать книгу. Редколлегию возглавил В.Г.Яцуба. Я как член редколлегии занимался подготовкой текста и его редактированием. Довольно объемное издание было решено выпустить в сжатые сроки. Приходилось часто общаться с Яцубой. Однажды, это было в конце 2001 года, Владимир Григорьевич сообщил мне, что Виктор Степанович Черномырдин произведен в генералы запорожского казачества и награжден орденом казацкой славы I степени «За значительный вклад в возрождение казачества во всем мире». В этом была своя логика. Ведь посол в Украине, который родился в селе Черный Отрог на Оренбуржье в многодетной семье шофера МТС, хорошо знал свою родословную. Все его предки были казаками и служили в царской армии...
Издание о земляках, весьма объемное и богато иллюстрированное, было подписано в печать 30 апреля 2002 года. Позвонил Яцуба и попросил доставить в Киев хотя бы двадцать экземпляров книги к 9 Мая, чтобы вручить ее ко Дню Победы ветеранам-землякам. Шли майские праздники, но коллектив никопольской типографии постарался. Заказ был выполнен на высоком полиграфическом уровне.
А в начале июня я привез в Киев весь тираж книги. В Музейный переулок, где тогда располагалось правление «Землячества Приднепровья», заехал В.Г.Яцуба. Он отобрал несколько экземпляров для Кучмы. Подарил мне красивую фирменную авторучку и вручил несколько пригласительных билетов на празднование Дня России, подписанных В.С.Черномырдиным.
Посол Российской Федерации встречал гостей лично. Каждому пожимал руку и вручал подарок. Фолиант, в котором были собраны все сочинения А.С.Пушкина, был издан в Париже на средства В.С.Черномырдина. Книга была упакована в роскошный футляр. А на титульном листе значился автограф дарителя.
Большой зал Октябрьского дворца быстро заполнился. Торжественная часть длилась минут десять, двадцать минут было отведено на концерт классической музыки, а затем на сцене появился Виктор Степанович и пригласил всех присутствующих отобедать по-русски «чем Бог послал».
Моей соседкой оказалась омбудсмен Нина Ивановна Карпачева, а за соседним столом разместились генералы казачества. Особенно выделялся брюнет с роскошными усами в темно-синем мундире. «Это Дмитрий Иванович Сагайдак – Верховный атаман Киевский и всей Украины, - сказала Нина Ивановна, с которой мы обменялись визитками. - Он лет восемь был депутатом горсовета в Вышгороде, возглавлял постоянную комиссию по защите прав человека. Мы тогда очень плодотворно сотрудничали...».
Дмитрий Сагайдак или услышал свою фамилию, или поймал наши взгляды, но явно понял, что речь идет о нем. Он одернул свой роскошный мундир и подошел к Нине Ивановне. С женской непосредственностью она заглянула в визитку, которую я ей вручил, и тут же представила меня главному атаману. «Мы коллеги, - сказал Сагайдак. - Вы главный редактор газеты «Зоря», а я шеф-редактор газеты «Віра та Воля».
Шло время. Как-то я заглянул к директору регионального управления
«Проминвестбанка» Николаю Гордиенко, которого знал еще со времен его директорствования на «Полимермаше». Разговорились. И Николай Алексеевич рассказал мне о том, что еще в 1997 году вступил в казацкое движение, ведет активную работу по пропаганде и возрождению историко-культурного наследия Запорожского казачества, а с января 2001 года является главным атаманом Сичеславского округа Международной общественной организации «Козацтво Запорізьке», которой руководит Дмитрий Сагайдак. Узнав о том, что Николай Алексеевич является наследником известного атамана запорожских казаков Костя Гордиенко, я вспомнил, что моя прабабушка по материнской линии Екатерина Борисовна Подзолкина, была родом из ейских казаков. «Туда, в Ейский округ и на Кубань, ушло много запорожцев, - заметил Гордиенко. - Поэтому смело вступайте в наши ряды...».
В ряды казачества вступать я тогда не решился, зато твердо решил написать портрет Гордиенко. И обязательно в генеральском мундире, держащим за уздечку красивого коня.
Уже после вручения картины герою, изображенному на ней, узнал, что в знак благодарности мне заочно присвоили более высокое казацкое звание, чем я имел как офицер запаса Советской Армии.
Уйдя на заслуженный отдых, я всецело отдался живописи - своему любимому занятию. Мой день начинался и заканчивался в мастерской, которую я оборудовал на даче. Как-то раздался звонок. Голос с мягким тембром сообщил, что мы знакомы давно, и возникла необходимость встретиться: «Когда к вам можно подъехать?». «Если это для вас важно, в любое время, - ответил я, - но вряд ли вы меня найдете с первого раза». «Это не проблема, - произнес не известный мне абонент. - Я буду у вас через двадцать минут».
Он появился у калитки моего сада ровно через двадцать минут. Я сразу же узнал Сашу Таранущенко. Он почти не изменился, разве только волосы его стали белыми, ведь с тех пор, как мы познакомились прошло без малого тридцать лет.
...В 1977 году нам выделили небольшие земельные участки на берегу Самары и приняли в садоводческое товарищество. Почва была песчаная, пришлось завозить чернозем, формировать грядки, высаживать саженцы. В первый год отпуск у Александра Ивановича Таранущенко совпал с моим, и почти весь август мы провели на берегу реки.
В тот вечер мы разговорились. И за простецким холостяцким ужином Александр Таранущенко поведал мне историю своего рода. Его прадед по отцовской линии был родом из запорожских казаков, жил на Полтавщине и принадлежал к Кобеляцкому куреню, а дед по материнской лини Григорий Дядюра был генералом от инфантерии и командовал казацкими войсками в Болгарии во время войны с турками.
О тогдашних занятиях Таранущенко ходили разные слухи. Мой собеседник не любил распространяться на эту тему. Впрочем, таинственность вскоре развеялась. Я столкнулся с Таранущенко случайно, когда выполняя редакционное задание, пришел на встречу с начальником УВД области.
Дверь генеральского кабинета открылась, и на пороге появился И.Д.Гладуш в сопровождении моего дачного соседа. А когда Александр Таранущенко покинул приемную, Гладуш сказал: «Это один из наших лучших розыскников, и сейчас он занят очень важной работой...».
А.Таранущенко закончил свою милицейскую карьеру в звании полковника и в должности первого заместителя начальника городского управления внутренних дел.
...Мы обрадовались восстановлению дружеских отношений. Оказалось, что Таранущенко является представителем верховного атамана Украины и диаспоры, гетмана МГО «Козацтво запорізьке» в Днепропетровской области. Он часто появлялся в моей мастерской, а однажды в начале 2008 года завел такой разговор. Дескать, неплохо было бы изобразить на холсте двойной портрет: Черномырдина и Сагайдака. «У Виктора Степановича 4 апреля юбилей», - сказал Таранущенко.
Я написал портрет двух известных людей, представителей России и Украины. Принимая этот подарок, Черномырдин сказал: «Мы с Дмитрием Ивановичем Сагайдаком - настоящие побратимы». Гетману двойной портрет понравился, и я с удовольствием сделал авторское повторение.

Loading...
Loading...