«Вечерняя Москва» и улица Днепропетровская

 

О людях и событиях,
оставивших след в истории страны,
рассказывает Леонид Гамольский
Тел. (056) 374-34-04

В конце 70-х годов я закончил работу над первой редакцией исторического романа «Царь и Лев». Книга под таким названием вышла в свет позднее. А тогда рукопись была направлена в Институт мировой литературы АН СССР на рецензирование.
Я ушел в отпуск и уже не вернулся на прежнюю редакторскую работу в издательство. Знойным отпускным летом состоялась встреча с Александрой Аникиевной Демьяненко, которая изменила мою жизнь. Памятный разговор состоялся в кафе «Театральное» на ул. Ленина, где тогда работала моя жена Вера Михайловна. Расспросив о результатах рецензирования, Демьяненко сказала: «Это длинная песня. Пока московские толстоведы изучают твой опус, подготовь для «Вечёрки» несколько отрывков, касающихся Екатеринослава. Впереди юбилей Льва Толстого. Это будет кстати...». Тогда же она поведала о взаимоотношениях с главным редактором «Вечерней Москвы» Семеном Давыдовичем Индурским: «Это мой старый друг. Он очень помог мне на первых порах. Я ездила к нему несколько раз после назначения редактором «Днепра вечернего». Это очень влиятельный человек. Его зять Евгений Сидоров – известный литературный критик, проректор Литинститута. У него теплые дружеские отношения с первым секретарем Московского горкома партии, членом Политбюро Виктором Васильевичем Гришиным, его ценит Суслов, и даже с Леонидом Ильичем Брежневым он иногда общается...».
После публикации фрагментов моего опуса в «Вечерке» последовало приглашение на постоянную работу в «ДВ». По рекомендации Демьяненко я вскоре был принят в Союз журналистов СССР, и она никогда не препятствовала моим поездкам к московским рецензентам, которые явно не спешили вынести свой окончательный вердикт. Я имел возможность ездить в столицу по командировкам «Вечерки». Естественно, одновременно получая редакционные задания. «Командировку отметишь в «Вечерней Москве», - напутствовала Демьяненко, - и обязательно передашь привет Семену Давыдовичу». Как правило, она передавала Индурскому коробку фирменных конфет «Днепр вечерний», которые выпускала тогда кондитерская фабрика, расположенная на улице Осенней.
Первая поездка в столицу получилась сумбурной. В первый день я встретился с профессором Лидией Громовой-Окульской – известным знатоком жизни и творчества Льва Толстого. Она положительно отнеслась к рукописи и пообещала рекомендовать ее к публикации в одном из московских издательств. «Я получила вашу работу из Госкомиздата, поэтому первый экземпляр рецензии отправлю туда, а они пусть определяются. Есть, конечно, замечания, но они легко устранимы», - подытожила она наш разговор.
На следующий день я был уже на улице 1905 года, в издательском комплексе «Вечерней Москвы». Редакция располагалась на первом этаже. К сожалению, встреча с Индурским не состоялась, он был в командировке. Я оставил в приемной конверт с запиской от Демьяненко, ее презент, отметил командировку. На прощанье заглянул в секретариат. Обстановка в кабинете ответственного впечатляла. Одна стена была увешана яркими афишами. За большим старинным столом в глубоком кожаном кресле сидел худощавый мужчина преклонного возраста и задумчиво курил данхиловскую трубку. На столешнице, обтянутой зеленым сукном, одиноко поблескивала бронзовая пепельница. Никаких бумаг и письменных приборов.
Взглянув на меня, он кивнул в сторону огромного пня, стоявшего рядом со столом, предложил присесть. Об этом кресле-пне знали многие газетчики. Это был подарок известного скульптора Сергея Коненкова. Узнав, что я работаю в днепропетровской «Вечерке», хозяин кабинета усмехнулся: «Знаком с вашим редактором. Ее очень уважает наш шеф. Всегда рады гостям с родины Леонида Ильича...». Затем он стал рассказывать об истории своей газеты. Я узнал, что до войны в «Вечерней Москве» работали Михаил Кольцов и Михаил Зощенко, Илья Ильф и Евгений Петров, тесно сотрудничали с газетой Николай Асеев и Владимир Маяковский... Наш разговор был прерван кем-то из сотрудников. «Передавайте привет своему редактору, - сказал ответсек на прощанье, - и поблагодарите за значки, которые она мне передала...».
 Когда я рассказал о поездке, Демьяненко посетовала, что встреча с Индурским не состоялась, однако похвалила, что я познакомился с ответственным секретарем. «Он старый друг Семена Давыдовича, - пояснила она. - Очень оригинальный человек. Пишет рецензии на цирковые спектакли и собирает значки. Значки – это его хобби. Жаль, что ты ему ничего не привез...». Затем на Александру Аникиевну нахлынули воспоминания и она поведала о своих встречах с Леонидом Ильичем Брежневым. «Думаю, он мне симпатизировал, - говорила Демьяненко. - Мне еще не было тридцати. Я работала в «Днепровке». Тогда мы и познакомились. Генерал, награжденный четырьмя боевыми орденами, в 1947 году стал первым секретарем обкома и горкома партии. Тогда ему было лишь 40 лет, и называл он меня Шурочкой. Статный синеглазый красавец, он любил общаться с женщинами...».
29 октября 1981 года Л.И.Брежневу был вручен золотой Знак ЦК «50 лет пребывания в КПСС». «Надо подготовить отклики ветеранов партии на это событие, - сказала Демьяненко. - Звонили из обкома...». Одобрив подборку, она завела разговор о моей поездке в Москву, запланированной на вторую половину декабря, и посоветовала запастись днепропетровскими значками для ответственного секретаря «Вечерней Москвы».
Мне посоветовали обратиться к директору Днепропетровского опытно-экспериментального завода Руслану Бакуновицкому, который изготавливал различные значки, посвященные местной тематике. Директор, спасибо ему, охотно откликнулся на просьбу. Уже через пару дней он привез в редакцию как минимум полкилограмма образцов своей продукции, а вскоре я снова был в «Вечерней Москве».
Семен Давыдович Индурский принял меня в своем кабинете. Принесли кофе. Была открыта коробка наших фирменных конфет, переданная Александрой Аникиевной. Индурский повернулся к портрету Брежнева, который висел у него за спиной, и сказал: «Леонид Ильич любит свою родину – Днепропетровск. А в Москве появилась новая улица - Днепропетровская. Это в Чертанове, Советский райком КПСС. Я позвоню первому секретарю товарищу Виноградову, он примет вас, даст интервью...».
Ответственный секретарь, к сожалению, фамилию я запамятовал, был в восторге от значков. Он высыпал их на зеленое сукно и, казалось, не слышал, о чем я ему говорю. Впрочем, я ошибался. Старый газетный волк усекал все. «Улица Днепропетровская? С Виноградовым свяжемся, - бормотал он. - Вызовем машину. Спасибо за значки...». - Вдруг он осекся, открыл ящик стола и положил передо мной фотографию. - Этот тассовский снимок сделан вчера в Кремле. Но публиковать мы его не будем. Я хочу подарить его вам, молодой коллега. Это будет память о нынешнем времени, когда безопаснее всего писать о цирке и коллекционировать значки...».
Мы мчались в редакционной «Волге» по Ленинскому проспекту. Поворот налево - и через Битцевский лесопарк попадаем на Чертановскую улицу, которая дважды пересекает Днепропетровскую. Это новый микрорайон Москвы. Встречаюсь с Виноградовым, который предупрежден о моем приезде. Молодой и энергичный секретарь райкома сразу же предлагает совершить экскурсию по улице Днепропетровской. Подъезжаем к фирменному магазину «Океан» - самому большому в тогдашней Москве. Здесь многолюдно. Общаемся с покупателями, среди которых много гостей из Украины. Виноградов предлагает перекусить в кафе нового универсама, расположенного на другой стороне улицы Днепропетровской. Там нас ждет директор этого огромного гастронома. Узнаю, что коллектив московского универсама дружит и соревнуется с днепропетровским универсамом, что на жилмассиве Победа. В тот же вечер отправляюсь с Курского вокзала домой. Репортаж дописываю в купе скорого поезда. Демьяненко ставит его в номер, а взглянув на тассовскую фотографию, привезенную из Москвы, грустно вздыхает: «Безжалостное время...».
После публикации позвонил Игорь Туманов – руководитель днепропетровской торговли - и предложил посетить универсам на Победе. Там собрался весь коллектив, чтобы обсудить материал о московской улице, носящей имя нашего города. Выступающие благодарили «Вечерку», а затем Туманов предложил, как он выразился, «стопроцентно подписаться на любимую газету».
Дружба с «Вечерней Москвой» продолжалась и после того, как из жизни ушел Семен Индурский, который руководил газетой 22 года. Новый редактор Александр Лисин – наш земляк, очень помог «ДВ» в период перехода на компьютерный набор.

Леонид Гамольский

Loading...
Loading...