«Вечерка» нашла ленинские раритеты

 

Накануне дня рождения Ленина мы отыскали связанные с Ильичом редкости

Главный редактор «Вечерки» Ирина Авраменко любит радовать наших читателей эксклюзивными темами.

Но иногда ее задания нам, журналистам, в первый миг кажутся невыполнимыми. Вот и я поначалу растерялся, услышав редакторское задание: «К 142-му дню рождения Владимира Ильича Ленина в Днепропетровске надо найти связанные с ним реликвии».
Легко сказать – «надо»! Многие знают, что вождь пролетариата в Екатеринославе никогда не бывал. Может, в Днепропетровском историческом музее имени Дмитрия Яворницкого есть какие-либо реликвии? Директор музея Надежда Капустина обрывает тонкую ниточку надежды:
- Мы располагаем большой экспозицией, связанной с установлением советской власти в Екатеринославе. Но поскольку ни Владимир Ильич, ни его родственники не бывали в нашем городе, его личных вещей в музее нет.
- Нет, никаких предметов, связанных с Лениным, мы не имеем, - разочаровали меня и в Музее комсомольской славы имени Александра Матросова.
Куда податься с последней надеждой? Ну, конечно, - на улицу Ленина (вот совпадение!), где по выходным собираются коллекционеры значков, медалей и всяческой старины. Год назад именно здесь, за памятником молодому Шевченко, «Вечерке» удалось отыскать множество трофеев с полей Великой Отечественной войны. Но мой интерес к ленинской тематике вызывает у завсегдатаев рынка удивление.
- В советское время многие собирали значки с Лениным, - просвещает меня известный  фалерист Владимир Федюк. – У одного коллекционера было полторы тысячи таких знаков. Но он уже давно покойный. Другие собиратели ленинианы эмигрировали, распродали свои коллекции. Вот, правда, есть Александр…
- Нет-нет, у меня лишь пару десятков значков из «ленинских» городов, - разводит он руками. Но видя отчаяние на моем лице, добавляет: – Но я знаю одного человека, у которого действительно уникальные ленинские вещи. Вот только не любит он огласки…
Собирающий знаки и медали более 60 лет Гарри Алексеевич Тарасов оказался еще тем «подпольщиком». Неделю мои попытки встретиться упирались в его упорное «нет». Но в итоге коллекционер назначил встречу в детективных традициях: «Будете на такой-то остановке на проспекте Правды во столько-то». Встретил меня невысокий худощавый мужчина в возрасте. Осторожно оглянувшись вокруг, пожал руку. Дальше мы пробирались к его дому дворами – мне не хватало только завязанных глаз. Но когда в полутемной квартире я уселся на скрипучий диван, собиратель  выкинул очередной фортель:
- У меня замечательное собрание значков, посвященных альпинизму и концентрационным лагерям. Поговорим лучше о них.
Выслушав приличествующий ситуации шквал моих эмоций, коллекционер ушел в потайную комнату, вернувшись со стендом, украшенным портретами Ильича:
- Вы первый журналист, который увидит эти реликвии.
В первые секунды я был разочарован: я-то ожидал сотни раритетов, а на стенде было три десятка. Но это был тот случай, когда внимание привлекает не количество, а качество.
- Это не значки в привычном вам смысле, ни один из них не поступал в обычную продажу, - поясняет Тарасов. – Этими знаками, медалями с образом Ленина людей награждали за особые отличия, вручали делегатам съездов. У каждой такой миниатюры – своя удивительная история. Вот, взгляните на этот наградной жетон, на котором выгравировано: «Да здравствует свобода Великого трудового народа! Ульянов-Ленин. 1917 год».
Пытаюсь представить ту эпоху: только что свершилась Октябрьская революция, страна погрузилась в разруху и пучину гражданской войны. Холод, голод, стрельба на каждом углу – и вдруг значки с обликом Ленина. Кому понадобилось их выпускать в революционном Петрограде?
- Это были вовсе не значки, а первые советские ордена, которыми сам Владимир Ильич награждал особо отличившихся революционеров, - открывает тайну редкости Тарасов. – Возможно, такой жетон из рук Ленина получил участник штурма Зимнего. Такого раритета в городе больше ни у кого нет. Как я его получил? Выменял.
Рядом – еще один прижизненный знак с портретом Ленина – его вручили делегату конгресса III Интернационала в 1921 году. Такую же запредельную ценность имеют уникальные медали двадцатых годов Фонда Ленина по борьбе с беспризорностью, Общества культурной смычки города и деревни, Общества борьбы с неграмотностью или, например, Общества друзей Музея революции – последний знак отличия дарили только тем людям, которые передали музею редкие коллекции. Таких, как вы понимаете, были единицы.
Отдельное место Гарри Тарасов отвел знакам в память о смерти Ильича. Но среди них опять-таки нет значков, поступавших в продажу. После смерти вождя несколько крупных советских организаций выпустили мемориальные знаки из серебра – они есть в его собрании. Но по редкости их, оказывается, превосходит кругляш, выпущенный конторой «Севзапкино». В чем заковыка? Присматриваюсь: на знаке в годе смерти Ленина «1924» четверка  перевернута. Обнаружив такой дефект, изготовители партию уничтожили, а вот этот знак с ошибкой выжил – возможно, единственный в мире!
Увлекшись, о каждом экспонате Тарасов был готов рассказывать бесконечно.
- Но почему вы это собрание держите в секрете? Почему о нем не рассказать людям? – недоумеваю я.
- Сейчас в городе никто не собирает ленинскую тематику, а образ Ильича стараются облить грязью, сплетнями, - говорит Тарасов. – Я же полностью разделяю слова Горького о Ленине: «Не было человека, который так, как этот, действительно заслужил в мире вечную память». И я не хочу, чтобы эту память кто-то марал. Но еще больше не хочу, чтобы об этой коллекции прознали криминальные круги. И не спрашивайте, сколько эта коллекция стоит…
От мысли о грабителях коллекционер вжался в диван, прижав к сердцу свое собрание. Моя просьба сфотографировать его с коллекцией повергла Тарасова в ужас:
- Да вы что! Ни в коем случае! Вдруг кто-то узнает.
Мне насилу удалось выпросить на секундочку стенд и сфотографироваться с этими раритетами – иначе как еще докажешь редактору реальность такого собрания? Покидал я неприметную «хрущевку» у проспекта Правды с двойственным чувством. Радостью от того, что удалось «раскопать» редчайшее собрание ленинских раритетов. И сожалением: кто еще и когда увидит эти шедевры?
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...