В краю непуганых аистов

 

Сурско-Литовское – кузница художников и рай для поэтов

Сурско-Литовское (не путать с кладбищем!) – всего в 12 километрах от областного центра.

Полчаса езды от ДК шинников – и ты уже в краю, где всё иначе. Где длинноногие красавцы аисты, уже несколько десятков лет облюбовывающие для своего гнезда водонапорную башню возле Свято-Троицкой церкви – бывшего дома священника, а затем амбулатории при больнице, - могут запросто залетать в сады, не боясь человека. Где на улицах пусто, потому что большинство работает в городе, а во дворах стоят высокие колодцы (водопровод обеспечивает лишь часть села). И где выходящие на поверхность граниты мезозойской эры похожи на фантастические лунные пейзажи. 
«Речка Мокрая Сура – маленький приток Днепра»
Село с двойным названием, растянутое на пять километров (длина его улиц составляет 79 км), расположено на двух холмах, поэтому больших подтоплений тут не бывает даже в самые обильные ливни. А вот центра как такового нет – размыт по всему поселению. С другой стороны, нет и так называемых окраин. Чистоту приходится поддерживать на всех улицах одинаково – а эта обязанность возложена на жителей. Тем, кто хорошо следит за прилегающей территорией, в День села, 23 октября (в этот день в 1943 году из него были выбиты фашисты), присваивается звание «Двор образцового порядка» с соответствующей премией (когда - поросенок, когда - веники и мётлы). Сейчас, к примеру, такое звание носит двор Веры Корниенко на улице Полевой. 
Речку, разделяющую село на две части, называют то Сурой, то Мокрой Сурой. Там, где она глубокая, а ее водная гладь хорошо видна, - это Сура, а где течет долиной среди травы, и имеет в глубину не более 30 см, - Мокрая Сура. В таких местах река широко разлита, но заросла так, что её почти не видно. Пойдёшь по траве – а под ногами вдруг вода, мокро.
Бытует такая легенда. Когда наступали фашисты, вражеский танк продырявил в двух местах столетний мост через Суру (всего их тут два). Чтобы освободить проезд, пришлось столкнуть танк в воду. От его падения возникла глубокая воронка, но потом постепенно заросла илом и травой. И попытки обнаружить танк в наше время ни к чему не привели. 
Другая легенда касается дворца культуры. На этом месте раньше стояла церковь, но к 50-летию революции ее взорвали. С тех пор в Сурско-Литовском зачастили дожди, от которых гнило сено и зерно, а жители окрестных сёл злорадствовали: «Это ангел храма плачет, потому что вы безбожники» (по преданию, каждому храму или церкви, как и человеку, дается свой охранитель). И лишь когда пару лет назад митрополит Днепропетровский и Павлоградский Ириней заложил в фундамент строящегося Свято-Духовского храма, что возле школы, мощи, дожди прекратились. 
«Заселили землю сразу, да по царскому указу»
До наших дней местных жителей называют литвинами, полагая, что их предки были выходцами из Литвы (судя по названию села). Но это не так. Заселившие эти земли в конце XVIII века крестьяне были ясноглазыми белорусами, а название Литовское появилось из-за того, что в то время территория Белоруссии входила в состав Великого Княжества Литовского. Основатель у населенного пункта общий с Екатеринославом – Великая Екатерина. 30 мая 1793 года, за три года до своей смерти, она издала указ о том, чтобы из городка Дубровного Могилевской губернии (Витебская область Белоруссии) селяне казенной суконной мануфактуры перевозились в строящийся Екатеринослав. В нем возвели аналогичное заведение (где сейчас хлебозавод), и требовались работники. Прибывшие 285 семей (1792 человека) разместили по окружающим казенным селам, а затем собрали в одном поселении, вначале не имевшем наименования. Между собой его называли Дубровинское, а затем – слободой Сурской, по названию местной речки. Тут построили прядильную и филиал Екатеринославской фабрики с четырьмя станками. Будучи казенным, село никогда не знало крепостного права. Часть жителей каждый день на подводах ездила в губернский центр, часть работала на месте, а часть занялась земледелием. 
Белорусский говор до сих пор слышен в речи «литвинов». «Ну только очи взвёл, луп – уже Лошкаревка». Пирожки иной раз называют «пенички» - такое название прежде имел и хор «Здравушка». И часто поют белорусские песни.
«Есть земля, коровы, кони. Люди трудятся – не сони»
На фоне прочих сёл Сурско-Литовское зажиточно: есть больница на 45 коек с бюджетным финансированием, школа на 600 мест, детсад «Мальвина» на 96 детей, дворец культуры на 600 зрителей, библиотека, железнодорожная станция, кафе, почта. А еще – двухэтажный сельсовет, все работники которого, кроме водителя, - женщины, возглавляемые бывшим капитаном милиции, историком по образованию, обворожительным председателем Ольгой Викторовной Терентьевой. Одно время, работая в горсовете Днепропетровска, она тесно сотрудничала с «Днепром вечерним», а в 90-е годы писала для него статьи. В частности, - «Профессионалы», о женщинах в милиции. 
Сельсовет отремонтирован за свой счет – что руками сотрудников, что в кредит, и весь, каждая комната и коридор, заставлен экзотическими цветами разных видов и величины. Впечатление – будто попадаешь в оранжерею. Или в Солнечный город Незнайки.
Справа от сельсовета – еще одна достопримечательность: огромный герб СССР на керамической стенке. Его решили оставить на память, чтобы не «порвалась связь времен». Да и сам по себе, как считают селяне, герб красив: обрамленные снопами крестьянские орудия труда – серп и молот. 
А внутри здания – гордость и святая святых Сурско-Литовского: два зала ЗАГСа с нарисованными во всю стену розовыми лебедями. Сюда приезжают расписываться из самого Днепропетровска: по примете, освященные лебеди приносят семье мир и счастье, а живые аисты – здоровое потомство. 
Животноводческий комплекс и совхоз «Першотравневий» ныне сменили фермерские хозяйства – два крупных («Агроинвест» и «Универсалзернопродукт») и 12 малых. Поэтому деньги на коммунальные и социальные нужды приходится искать на стороне. Несмотря на это, жизнь бурлит. Поет больничный хор «Здравушка», лауреат многих районных конкурсов (его солистка Валентина Дыбрина приехала сюда из России), на полях снимают отменные урожаи («Вечерка» писала об этом в номере за 24 июля), дети рисуют, занимая призовые места на всеукраинских конкурсах. 
«Больше двадцати народов приняло село в семью»
Жители так и не могут объяснить, что тянет сюда иностранцев. То ли терпимость и благодушие местных селян, то ли красота здешних холмистых мест. Особенно поутру или осенью, когда с низин вытягивает густые пряди тумана, придающие местности романтический вид, а солнечные лучи, преломляющиеся в них, распадаются на множество маленьких радуг. Недавно тут купил дом китаец, женившийся на днепропетровчанке. Научился говорить на ломаном русском, но, похоже, с хозяйством молодые не справились, будут продавать. Живет уже не первый год рыжий араб, приобретший участок на улице Леси Украинки, – тот общается с жителями только через переводчика. 
Грузины, армяне, азербайджанцы, молдаване, поляки, цыгане, казахи, эстонцы давно стали своими. Их дополняют греки, немцы, марийцы, мордва, болгары. Имена смешались на братской могиле возле дворца культуры: 339 литовчан полегли, защищая село, невзирая на национальную принадлежность, ибо для всех их это была родина. В другой братской могиле захоронены солдаты, найденные на хлебных полях. Стережет их покой осыпающийся памятник советскому воину – его в этом году подкрасили, где могли, но дальше тронуть не рискнули: материал уже не держал. 
Дети, рожденные от смешанных браков, – красивые и талантливые. Юная художница Анна Катамадзе, ученица 6 класса (отец которой - грузин Али, замдиректора школы по хозяйственной части, а мать - украинка, учительница русского языка и ведущая изостудии Светлана Семенова) - лауреат многих всеукраинских и областных конкурсов. А выставка работ шестиклассника Максима Гнилицкого сейчас отправилась в Европу.
«Ну а школе – сотня лет! Вот кто дарит людям свет!»
Школой, построенной в 1907 году земством, мог бы гордиться и крупный город. Двухэтажное здание с мощными стенами и лепниной выдержало и бомбежки, и ураганы. А когда заходишь внутрь – впечатление, будто попал в музей. Все стены расписаны руками учителей – прежде всего, Светланы Семеновой. 
Сурско-Литовское – вообще край художников. В школьной изостудии, основанной в конце 70-х при содействии народного художника СССР Федора Решетникова, практиковал Валерий Сосна, известный днепропетровский художник и муж корреспондента нашей газеты Юлианны Кокошко. В кабинете директора висит подаренная им школе картина «Преображенский собор». Здесь при Свято-Троицком храме живут матушка Леся и отец Дмитрий Гаврилюки, окончившие днепропетровский театрально-художественный колледж и расписавшие Свято-Троицкий собор в Днепропетровске и одноименный храм в Сурско-Литовском. 18 лет на улице Полевой, купив здесь участок с «белорусской хатой», прожил светлый художник-философ Федор Павленко, создатель керамики на гостиницах «Украина» и «Люкс». Масло для красок он делал из собственных орехов и оставил потомкам массу пейзажей так понравившегося ему села. 
Поражают зимний сад с фонтаном, а во всех переходах – скульптуры, пенечки, цветы, картины, рисунки. На первом этаже – народный мемориально-художественный музей. Во дворе – сад.
Одна беда – каждый год школа теряет около двухсот учеников. Вместо 660 детей сейчас в ней – 330. Причина – в отсутствии столовой. Старое здание пришло в негодность, и кормить ребят в нем запретили, а на достройку нового не хватает средств. 
- Была бы столовая, мы бы тут такой школьный лагерь на лето организовали, что к нам бы со всей области ездили, - сокрушается Ольга Викторовна Терентьева. 
Обветшало и здание выстроенного в советское время спортзала. Лучше всего, как ни странно, сохранились первоначальные краснокирпичные корпуса. Им даже капремонт никогда не делали – в царской России строили на совесть. 
В школьном парке взору открыт строящийся храм и пасущиеся вокруг него коровы. Словом, полная романтика, мечта поэта. 
«Церковь, почта, маслобойка, что ни глянь – то новостройка»
Земля, расположенная недалеко от крупного центра – 20 минут на машине, вдвойне ценная. Поэтому в последнее время городские жители часто покупают ее, в основном, под дачи. И в этом – свои минусы. Во-первых, с дачников, по словам головы сельсовета, трудно выбить налоги. Во-вторых, работая в городе, они не приносят проценты местному бюджету. В-третьих, отказываются участвовать в работах по уборке прилегающей территории.
- Сталкиваются два мировоззрения, - рассказывает Ольга Терентьева. – Городское и сельское. Пришлые – люди требовательные, они привыкли качать права, а не работать в складчину. Потребительский менталитет дачников и спальное настроение работающих в городе приводят к тому, что село теряет и деньги, и свой вид. 
С другой стороны, скупщики вносят сюда предпринимательскую жилку. То тут, то там видны новострои – шикарные двухэтажные коттеджи. В планах – строительство скоростной магистрали, запланированное к Евро-2012 в Днепропетровске, но не сброшенное со счетов и после его отмены. Наконец, «Днепрогаз» решает и всё не может решить, по какому проекту газифицировать участки, расположенные на сложных карьерных выходах. 
Перспектив много. И аисты на водонапорной башне внимательно следят за их развитием. 
«Списки можно продолжать. Что ж, селяне, так держать!»
Многие выходцы из Сурско-Литовского прославили свой край, много сделав для пользы Отечества. Среди них: 
Федор Решетников, народный художник СССР, участник первых двух полярных экспедиций Советской России к Северному полюсу, автор картины «Опять двойка!»
Карнаух (Щедрова) В.И. – скульптор, которой мы обязаны такими памятниками, как «Скорбящая» у днепропетровского Дворца студентов, воинам-автомобилистам на улице Береговой, М.И. Калинину, 
Юрий Мошненко – знаменитый конструктор космических аппаратов, кандидат технических наук,
Николай Довбня – организатор железорудного производства в Кривом Роге,
Светлана Исакова – заслуженный учитель Украины, директор днепропетровского лицея,
Александр Соловей – бывший начальник управления социально-культурной сферы Днепропетровской областной госадминистрации, ныне пишет книгу по истории Сурско-Литовского,
Николай Терентьев - заслуженный учитель Украины, директор ДПТУ №17 г. Днепропетровска,
Татьяна Здор – директор днепропетровского Дома учителя.
Любовь Романчук

Loading...
Loading...